Chapters
Королевские земли
Из огня да в полымя
лорд Варис
Север
Горькие вести
Робетт Гловер
Страсти по предрассудкам
Рамси Болтон
Речные земли
Как поймать лису за хвост?
Джон Амбер
Проклятье Харренхолла
Сандор Клиган
Железные острова
Согласна?
Дейнерис Таргариен
Дорн
Хворь за хворью
Арианна Мартелл
Вопросы на ответы
Арианна Мартелл
Стена и земли за Стеной
Отчаявшиеся и отчаянные
Мелисандра
Залив работорговцев
Баш на баш
Ноарис Манукато


Добро пожаловать на форум!
Представьтесь, пожалуйста:

Логин:

Пароль:

Автоматический вход

Регистрация! | Забыли пароль?


литературная ролевая игра Game of Thrones/A Song of Ice and Fire
 
ФорумГостеваяПоискПользователиРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Mance Rayder
You win or you die
avatar

Возраст : 39 лет
Религия : Старые боги
Спасибо : 85
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Вс 10 Фев - 0:04

1
Название: Им это больше не пригодится
Участники: Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка
Место событий: Землли за Стеной, Кулак Первых Людей
Время года и дня: Осень, утро
Краткое описание квеста: Огромное войско одичалых начало свое движение к Стене. По пути на юг располагается Кулак Первых Людей, на котором пару дней назад иные разбили дозорных. Так как, по сообщениям разведчиков, белые ходоки направились вслед за южанами, Манс отдает приказ исследовать Кулак на наличие оставшегося там оружия, провизии и какой-либо информации о нынешней силе дозора. Он сам лично решает возглавить эту вылазку. Среди десятка одичалых в его отряд входят Костяной Лорд, Игритт и Джон Сноу.
Очередность постов: обсуждаемо
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Mance Rayder
You win or you die
avatar

Возраст : 39 лет
Религия : Старые боги
Спасибо : 85
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Ср 13 Фев - 3:20

2
Манс нежно поцеловал Даллу. Ее поцелуи были особенными. Сладкие как мед, пьянящие как крепкое дорнийское, чувственные как песня. Манс не на что бы ни променял сладость этих губ. Ничто в этом мире не способно заменить их. Как и не могли заменить сияющие в ночи звезды блеск ее глаз, шелка - нежность ее кожи, а чудеса всего мира - ее красоту.
- Моя королева, - с любовью прошептал Манс. Он всегда называл ее так, а она в ответ лишь застенчиво улыбалась. И этот раз не стал исключением.– И мой принц, - положив руку на ее живот, добавил Манс. Его рука почувствовала небольшой толчок, а за ним еще один.
- Или принцесса, - нежно произнесла Далла.
- Или принцесса, - повторил за ней Манс и вновь, но на этот раз уже страстно, поцеловал свою королеву.
Спустя миг на пороге шатра появился Дрин, младший из сыновей Тормунда, такой же большой, как и отец, разве что не такой бородатый. Он, как и любой из свободного народа, входит куда захочет и когда захочет, отчего иногда Мансу не хватало порядка, который был в дозоре.
- Манс. Ты просил, чтобы тебе сообщили, когда вернутся разведчики с Кулака первых людей. Так это, они вернулись. И через пару минут будут здесь.
Не дождавшись ответа, Дрин исчез также быстро, как и появился. Манс посмотрел на Даллу. Глядя на нее, он порой жалел о том, что зовется Королем-За-Стеной. И этот раз был одним из таких моментов, когда он мечтал о том, чтобы они были единственными, кто жил бы за Стеной.
- Тебя незачем беспокоить, я встречу их у шатра, а ты пока отдыхай, - он поцеловал Даллу в лоб и встал. Накинув свой черный с алыми заплатками плащ, Манс вышел наружу. Через пару минут, как и обещал Дрин, Манс увидел Костяного Лорда и следующих за ним двух одичалых. Манс знал многих своих людей, но из этих двух узнал лишь одного, рослого и широкого в плечах, со шрамом на половину лица и с седеющей бородой. Второй же, невысокий и худой, совсем еще мальчишка Мансу был не знаком. Когда они подошли к Мансу, Рубашка молча отошел в сторону, а двое разведчиков выдвинулись вперед.
- Рад видеть вас,- приветливо произнес Манс.
- Приветствую, Манс, мое имя…- попытался представиться молодой разведчик, но одичалый со шрамом тут же перебил его.
- Манс здесь не для того, чтобы дружбу заводить. Манс позвал нас, чтобы мы рассказали о том, что видели.
Манс хотел сказать, что ему будет приятно узнать имя юноши, но тот не дал и шанса Королю-за-Стеной выронить и слова.
-Стоянка пуста, ни ворон, ни ходоков, никого. Вокруг тоже никого. Даже зверей и птиц нет.
- Это не точно, - поправил его опытный разведчик.- На сам Кулак мы взбираться не стали, так что, возможно, там и осталось пару дозорных или иных. Но нами никакого движения или шума замечено не было.
- Но внизу были следы крови, и признаки битвы, а судя по следам все, кто там был, ушли на юг, – не унимался юный одичалый.- Так что опасности там никакой нет. Я предлагал старику отправиться туда и разведать, но он не пошел, и меня не пустил, - юнец недовольно взглянул на опытного разведчика.
-И правильно сделал, - ответил ему старик и выписал хорошего подзатыльника. – Дозорных было порядка двух сотен, а белые ходоки разбили их. Значит, иных было не десяток и не два, их было куда больше. Может сотни. Стольких ходоков сразу я за всю жизнь еще не встречал, да и не желаю. Там наверху быть может и не осталось ни кого, а быть может, притаилось с десяток иных. Мы вдвоем для них были бы простой добычей.
-Это он, конечно, прав, - почесав затылок, согласился молодой разведчик. – Манс, но откуда их столько? Мы ведь сжигаем тела.
-Почем мне знать, - добродушно ответил Манс. – Быть может, когда-то здесь была битва, о которой мы ничего не знаем, а может у ходоков появился лидер вроде меня, что объединил весь иной народ. Разве это сейчас важно? Скоро мы переберемся за Стену. Там мы забудем о том, кто такие белые ходоки. Мы даже забудем, что такое холод. Так что отбрось прочь эти мысли.
-Как скажешь, Манс, - ответил юнец.- Но…
-Хватит докучать вопросами, у Манса и без нас много дел, - вновь перебил его старый разведчик. - Мы можем описать все в деталях, что там и как.
-Лучше покажете. Через пару часов мы отправимся туда. А теперь ступайте, наберитесь сил,- ответил ему Король-За-Стеной. - Там и познакомимся, - улыбнувшись, добавил он другому одичалому.
Старик кивнул, и оба разведчика удалились.Улыбка тот час покинула лицо Манса-Налетчика. Известия об иных и их возрастающем количестве в последние годы стали приходить к нему все чаще и чаще. Эти двое разведчиков были не первыми, кто спрашивал у Манса об этом. Только за все время ответа у него так и не появилось. Быть может, будь он мейстером из Цитадели, или жрецом заморского бога Р’Глора, или хотя бы лордом, что в детстве прочел уйму книг, он бы знал что ответить, но он лишь простой бард, и в его песнях о иных не поют. Тяжело вздохнув, Манс перевел взгляд на одичалого, что все это время стоял рядом:
-Костяной Лорд, собери отряд. Этих двоих и еще человек двадцать, все со сталью и огнем. И прихвати Джона Сноу. Через час я жду вас всех у северной границы лагеря.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Сб 16 Фев - 5:03

3
Вольный народ – лучшие люди на земле. В этом Костяной лорд не сомневался и секунды, с этой мыслью он засыпал, с ней же просыпался, вкладывал ее в каждый победный крик, когда вгонял свое оружие в плоть врага. Один только раз он позволил себе отступится от этого утверждения и сделал это ради Манса. Король-за-Стеной был послан Старыми богами вольному народу для того, чтобы привести их к новой счастливой жизни.
Их бросили, предатели, отдали Белым Ходокам и кто? Такие де люди, как они сами. Голова, две руки, две ноги, член между ног или дырка – это уже не существенно, но их выкинули в снега, защитившись Стеною. Каждый ребенок одичалых рождался на свет полный ненависти к своим бывшим братьям, он пил ее вместе с молоком матери, потом впитывал из земли, ступая по ней день за днем, ходя ПЕРЕД Стеной. Только раз можно было оступиться, чтобы принять в свои ряды ворону, но Манс посчитал иначе. Тут впору бы кинуть лагерь, собрать своих людей и уйти. Костяной лорд знал, что Манс не будет против, он отпустит их. Вольный народ имеет право поступать так, как ему вздумается. Но уйти – значило бы отдать перебежчику своих братьев и сестер, разрешить предательству чиниться без присмотра, позволить Джону Сноу и его белому волку однажды ночью разорвать глотку Мансу и лишить вольный народ надежды на новую жизнь. Белые ходоки близко. Каждая ночь холоднее предыдущей, даже звери исчезают из лесов, вскоре нечего будет есть и только хищники, да ходячие мертвецы будут в округе. Им останется только ждать, чтобы однажды ночью придти в лагерь одичалых и забрать всех сразу, зажечь в их глазах синее мертвое пламя, превратив в рабов Иных или разорвать в клочки. И что здесь выбрать? Костяной лорд остался, но стал куда угрюмее, чем обычно, предпочитая молчать, а не говорить.
Разведчики принесли радостные и неутешительные вести. Пока шел отчет от возможной битве на Кулаке, Гремучая рубашка мрачно улыбался. Вороны получили хороший отпор, Иные справились за одичалых с черными плащами, это была утешительная новость, но скольких ворон забрали белые ходоки в свою проклятую армию? Одичалым еще предстоит встретиться с этой напастью.
- Костяной Лорд, собери отряд. Этих двоих и еще человек двадцать, все со сталью и огнем. И прихвати Джона Сноу. Через час я жду вас всех у северной границы лагеря.
- Как скажешь, Манс
, - хрипло ответил мужчина, наградив вожака внимательным взглядом, - Ворону стоит держать под присмотром, не верю я ему и с радостью вгоню сталь в пухлый застенный животик.
С этими словами Гремучая рубашка отправился к лагерю, в сторону хижины Игритт. Именно здесь теперь обитал ворона перебежчик и его белый волк. Стоянка как всегда жила своей жизнью. Детей не было видно, уж сильно похолодало, матери держали мелюзгу в хижинах, в тепле, зато у кострищ шла извечная работа – готовили пищу, выделывали кожу, точили оружие, обжигали луки. Родные успокаивающие звуки. Сам Рубашка, ставший отцом пять раз, остался без женщины. Последняя покинула его, едва родив, Костяной лорд был только рад этому. Воин может обойтись без женки, ему нужен добрый сон для пополнения сил, а не детские крики по ночам. Копьеносицы вполне могут заменить постоянную подругу и согреть долгой холодной ночью.
- Игритт! Игритт, мать твою, тощая задница. Ты и твоя перелетная ворона отправляетесь со мной, - став у хижины рыжеволосой, Рубашка как следует тряхнул свою броню, отчего раздался сухой потрескивающий звук. Не собираясь дожидаться ответа, Лорд направился к стоянке своих людей, имевших обыкновение ставить свои передвижные хижины-палатки поближе к друг дружке. Хоть одичалые и поддерживали идею полной свободы, Костяной лорд создал подобие дисциплины в своем отряде.
- Собираемся, - хмуро кинул он своей любовнице, высокой блондинке с лошадиным лицом. Женщина недавно проснулась, но, едва услышав приказ, ухмыльнулась и кинулась собираться, - Собираемся! Ходоки ждут нас! Шевелись, шевелись! Пайп Хмурый Упырь, на тебе припасы, я не собираюсь есть сумеречных котов! Хайла Длинная Рука, - копье не забудь, без него ты шлюха, а не копьеносица! Хой Большой нос, Манс дал нам час на сборы, а не год. Шевели яйцами, пройдоха, не то останешься здесь вместо Хайлы и будешь обслуживать великанов.
Отряд гоготал, собираясь под крики командира.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Сб 16 Фев - 7:06

4
Не хотелось двигаться вообще. Тепло, такое глубокое и родное, пропитывало тело, проникая через поры. Игритт с головой укрывалась белой медвежьей шкурой, из-под одеяла виднелась лишь прядь ее рыжих волос. Она не спала уже часа два, но все это время пролежала под одеялом в одной позе, лишь перебирая тонкими пальчиками медвежий мех. Она отобрала эту шкуру у Рика, объясняя тем, что и так оставила ему кожу, которой покрывалась палатка. Он протестовал, говоря, что эту медвежью шкуру дала ему в поход жена в день их расставания, но Игритт ему не верила – Рик Длинное Копье был вруном, каких еще нужно было поискать, а потому считала, что забрала шкуру вполне справедливо. Палатку было куда сложнее раздобыть, а потому им с Джоном пришлось соорудить конусовидную хижину из длинных ветвей и накрыть ее тем, чем вольному народу было не жаль поделиться. Она получилась не такой симпатичной, как остальные вокруг, но теплой, и лишь это было важным.
Игритт вслушивалась в ровное сопение спящего Джона Сноу, в негромкий утренний шум снаружи, в бульканье кипящей в котелке над костром воды… Все это было таким умиротворяющим, что даже пальчики Игритт двигались медленно и расслабленно, а думы ее не были заняты ничем существенным. Лишь утро, скрип снега под ногами одичалых снаружи и Джон Сноу, спящий с ней под одним одеялом.
Спали они в одежде, сняв с себя лишь верхние шубы и укрывшись огромной шкурой белого медведя, теплой и красивой. Если не укрываться с головой, то нос быстро замерзает – Игритт смекнула это сразу и каждую ночь похода спала, свернувшись под шкурой клубочком. Раньше она делила место под одеялом с Риком, ее односельчанином, любителем пинаться и тянуть шкуру на себя. Джон не был похож на него, сон с ним не преподносил Игритт сюрпризов. Она запретила Призраку спать с ними, но сказала, что передумает, если подружится с ним, но отношения с лютоволком налаживались еще медленнее, чем с самим Джоном. Она относилась к ним обоим с подозрением, остерегаясь слов, выискивая ложь во взглядах, но либо Игритт не так хорошо разбиралась в людях, либо лжи не было.
Ее почти постоянно мучило любопытство – ей до смерти хотелось спросить Джона о южной жизни, попросить рассказать ей как живут лорды и леди, как выглядят замки и зеленые луга, как люди заставляют себя жить по законам. Он знал все это, он все испытал на собственной шкуре, а потому Джон для Игритт был подобен большому сундуку с неизведанными сокровищами внутри, а она стояла перед ним и боялась приоткрыть и заглянуть внутрь. Она боялась, что узнает то, чего ей знать не нужно, то, что может изменить ее северную сущность.
- Игритт! – раздалось снаружи, и она плотнее свернулась в клубочек, внушая себе, что ей показалось. – Игритт, мать твою, тощая задница!
Она гневно замычала и закрыла уши ладошками, погрузив пальцы в спутанную рыжую копну волос. Пусть он замолчит и исчезнет. Пусть это утро длится вечно. Пусть…
- …отправляетесь со мной.
Нет... Надо было вставать, одеваться и идти за Костяным Лордом.
Игритт взмахом руки откинула с головы белую шкуру и легла на живот, вытянув ноги так, что пятки вылезли из-под одеяла. Джон не проснулся, но перестал сопеть носом. Она старалась спать от него как можно дальше, будто он мог ее чем-то заразить. Все-таки он украл ее, а не она его, а потому Игритт не собиралась навязывать вороне какие-либо отношения, даже если ей самой этого захотелось бы.
- Джон Сноу, - позвала она его мягко, растягивая гласные звуки его имени.
Спящий, он казался ей самой невинностью. Новорожденным наивным волчонком, спящим в белых шкурах своей матери, а не вороной, черной и наглой. Да как вообще южанин, к тому же перебежчик, может быть так мил для нее, одичалой, поцелованной огнем? Может, она заблуждается, и это всего лишь маска, за которой скрывается южная хитрость и наглость? Даже если так, Игритт было все равно, лишь бы Джон ее не снимал. Пусть это будет обманом, но она хотела видеть его именно таким: искренним, милым и теплым.
- Перелетная ворона, - повторила она за Гремучей Рубашкой так, будто впервые назвала Джона этим именем. – Пора просыпаться.
Она неожиданно для себя протянула к нему руку и погладила его по плечу, легко улыбаясь. Была бы ее воля – она ни за что не разбудила бы Джона, чтобы этот мир еще хоть пару минут, пару коротких минуточек, был капельку красивее и милее.
Но все в этом мире имеет конец, как за стеной, так и перед ней. А потому Джон Сноу открыл глаза, а теплая улыбка Игритт и ее выразительный ласковый взгляд, украшающий мечтательное задумчивое выражение лица, сменились на привычную усмешку и хитрый прищур зеленых ехидных глаз.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Jon Snow
You win or you die
avatar

Возраст : 16
Религия : Старые Боги
Спасибо : 175
Титул/звание : Брат Ночного Дозора
Дом : Ночной Дозор
Местоположение : Черный замок
Night's Watch

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Сб 16 Фев - 8:06

5
-Джон!-раздался голос с зади.
Парень обернулся Отец?-перед Джоном стоял Эддард Старк, во весь его рост, но от чего-то, Джон, который был одного роста с отцом, смотрел на него с низу.
Что ты наделал, Джон?-сказал Старк, с присущим ему осуждающим взглядом.
О чем вы, милорд?-Спросил Джон, с удивленным видом.
Оставь свои манеры, сейчас не до них дело. Ты подвел меня Джон. Ты показал всему королевству, что я воспитал клятвопреступника, перебежчика. Как теперь мне смотреть в глаза людей, Джон? Как ты будешь смотреть в глаза своих братьев? Что же ты наделал, Джон Сноу?
Ком подобрался к горлу парня, он еле смог понять, где он. Он был в Винтерфелле, его руки были закованы в цепи. Перед ним стоял не его отец, а его судья – Эддард Старк. Он не может не убить теперь меня, что бы ни очистить свою честь. Он не заслужил моей лжи, и моего предательства.
-Я действовал по приказу… Я не мог отказать! В противном случаи они убили бы и меня, и наша смерть была бы не оправдана.-Сказал Джон и посмотрел на своего отца молящими глазами. Наверно это был первый момент, когда Джон не хотел его видеть. В его голове метались мысли, но взгляд в лицо своего отца приводил его обратно в чувства.
Джон, вы попали в плен, ты решил перейти на сторону одичалых и тем самым спасти свою шкуру.Более того, ты связался с девушкой. Ты опозорил имя Старков. Ты опозорил мое имя.-сказал Эддард и перевел взгляд на меч.
Отец! Прошу поверь! Куорен подумал, что Манс раздобыл рог! Я должен был проверить это! Найти! И украсть его! Что бы одичалые не пробили стену! Что бы королевство существовало дальше! Если бы я не сделал этого, то кто бы знает, что могло случиться! Отец! Ты должен поверить мне!-лицо Джона изображало страх, а что еще может изображать лицо клятвопреступника? Отец, если не ты, то никто… но тут, Джон сказал то, чего не ожидал от самого себя. Не трогайте Иггрит, отец. Она не виновата. Это все я… Я влюбился в нее и поэтому не смог противостоять своему зову чести. Она принесла тебе внука… Прошу, не трогайте ее.. проговорил бастард и вновь взглянул на лицо своего отца. Его взгляд смотрел на Джона, внимая каждому слову.
Джон,я не могу поверить тебе. Твои слова ничем не подтверждаются. Эддарт сделал паузу и повернулся спиной к Джону. Я понимаю твои чувства в отношении к этой девушке. Твой сын будет рости на попечении Робба. А девушка… Старк сделал паузу, обернулся и произнес, Девушку, не трогали, но сына у нее забрали.
Ком Джона подошел еще выше. Он не знал, что произошло с Иггрит, после того как его поймали, он боялся, что ее убьют, или еще хуже… но он знал, что если отец сказал, что она жива, то это так. Эта мысль утешала его. Джон последний раз взглянул на отца.
Завтра тебя ожидает казнь, Джон Сноу. Но до этого, я хочу рассказать тебе, о твоей матери. Сказал Эддард и повернулся лицом к Джону, подойдя он, присел на одно колено и посмотрел в глаза парню. Лицо Джона постигло удивление, ком еще ближе поступил после приговора, но сейчас, его мысли поменяли путь в другую сторону. Ее имя, Джон…
И тут бастард услышал сладкий голос, который звал его, он открыл глаза и повернув свою голову увидел Иггрит Сон… Страшный сон… пронеслась мысль и парень перевел взгляд на улыбку девушки, которая быстро сменилась ухмылкой и обычным хитрым взглядом. Не известно почему, но он сам растянулся в улыбки, увидев ее. Бастард улыбнулся и перевел взгляд на руку девушки, которая была на его плече. Он посмотрел на руку, потом перевел взгляд на девушку, после чего услышал знакомые ему удары по броне. Гремучая рубаха, он мог придти только в одном случаи… Манс завет… Если бы не это, они бы не трогали нас с Иггрит. Они ведь считают, что мы… Мысль прервал очередной удар по броне. Джон перевел взгляд, напротив шатра сел кто-то Призрак вернулся. Призрак никогда не уходил далеко, но его возвращение не могло не радовать Джона. Выдвигаемся? Спросил Сноу, но он не хотел вставать, он посмотрел на Иггрит, ему было приятно что она рядом, хотя и смысла своего сна он не понимал, а от части даже остерегался, но те чувства которые он испытывал во сне, он не испытывал еще ни к кому в этой жизни. Джон стал смотреть на девушку, ожидая ответа.


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Вс 17 Фев - 4:39

6
Вот и исчез волчонок. Вот и пропала большая доля его невинной милости, и вернулась ворона с вороньими глазами.
- Похоже, что да! – весело ответила она, тряхнула волосами и перевернулась на спину, ногами выпинав с себя одеяло. – Тебя ждет новый день за стеной, Джон Сноу. Новый день – новые приключения.
Шум снаружи усилился, люди собирались, гремели поклажей, переговаривались и перекрикивались. Было пора к ним присоединиться, пусть белая медвежья шкура и не хотела отпускать два теплых тела.
Игритт рывком поднялась с постели. Хижина их была низкой, выпрямиться в полный рост было нельзя. Все немногие вещи, которые были у Игритт, были свалены в кучу рядом с входом, вершину которой составляла верхняя одежда. Она дернула за свисающий рукав и свалила всю одежду на колени, выбрала из нее шубу Джона и бросила ее ему в лицо, смеясь.
- Поднимайся!
Натянула на ноги унты, от чего стройные икры превратились в пухлые меховые свертки, старательно заправила в них штанины, стянула мех ремнями, чтобы унты не сползали, и вышла из хижины, откинув служащую дверью кожу. Ветер остудил и покрыл крупными мурашками ее кожу под тонкими одеждами. Игритт накинула на плечи свою шубу и, опоясываясь на ходу, двинулась к суматохе, что творилась вокруг Костяного Лорда, готовя отряд к очередной вылазке.
- Чего раскричался с утра пораньше?! – издалека крикнула она ему своим пронзительным тонким голосом. – Что? Идем на охоту за очередной косточкой?
Подойдя ближе, Игритт в который раз удивилась броне Костяного Лорда, которая всем своим видом отражала достижения главаря ее отряда. Девушка успела проникнуться уважением к этому человеку и была горда тем, что являлась копьеносицей именно его отряда.
Люди быстро собирались, наполняя рюкзаки съестным, а колчаны – стрелами. Нужно было где-то раздобыть немного еды или, быть может, бульона; времени завтракать уже не осталось.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Вт 19 Фев - 7:07

7
Не смотря на ледяной ветер, усиливавшийся с каждым часом, Рубашка старался шагать в одном темпе. Будто не было изматывающего пути и не бежал их маленький отряд навстречу неизвестности, Костяной лорд мерно двигал ногами, находясь в голове колонны. На ноги одичалого были обуты короткие лыжи, полозья импровизированной обувки, покрытые тюленьим жиром, отлично скользили по ледяному насту, что помогало передвигаться вдвое быстрей, чем обычным ходом. Лошадей с собой в этот раз не брали, они стали бы только обузой в трудном подъеме, да и паника животных плохой помощник в битве с Иными…
Вся поклажа, равномерно распределенная между участниками вылазки, уместилась в их походных сумках за спинами. Ровно двадцать четыре одичалых и одна перелетная ворона, итого двадцать пять человек.
Почему двадцать пять, а не двадцать четыре? Все просто – вольный народ не может без сюрпризов.
Отряд шел уже вторые сутки, молча, угрюмо, нагибаясь под тяжестью ветра и поклажи. Все будто предчувствовали беду, но Мансу верили, как себе, а потому ни одной живой душе не пришло в голову перечить королю-за-Стеной. К вечеру пошел снег и метель превратила дорогу из путешествия в пытку. Бороды и усы обледенели, покрылись сосульками, глаза слезились, дышать стало трудно, люди проваливались в снег, не смотря на лыжи, но до стоянки, которую наметил Манс, нужно было идти еще час и одичалые, сцепив зубы, вытянувшись в цепочку, упрямо шагали навстречу бурану, кто как мог…
Как вдруг из роя бушующих белых снежинок вырвался снежный ком, угодив Костяному лорду прямо в грудь, снежные брызги осыпали мужчину и окружающих. Подняв правую руку, Рубашка отдал приказ цепочке остановиться, а сам принялся вглядываться какофонию из сумрака и белых точек. Где-то там крылось нечто, несущее в себе скорее опасность, чем желание невинно позабавиться.
- Что это, Манс, - прошептал Костяной лорд, бесшумно вынимая кинжал из ножен, намереваясь отправиться на разведку, как вдруг второй снежок достался самому королю-за-Стеной, угодив последнему прямо в правое ухо. Никто из мужчин не успел оправиться от удивления, как навстречу вышла Вель, являя собой красоту и насмешку в одной ипостаси. Она словно родилась не в лагере одичалых, ей бы следовало стать дочерью какого-то застенного лорда. Длинные стройные крепкие ножки, обтянутые теплыми штанами из оленьей шкуры, изящная гибкая фигура, крепкая высокая грудь, длинные светлые волосы, заплетенные в неизменную косу, дерзкий прямой взгляд серо-голубых глаз, полные чувственные губы, высокие скулы… У всех мужчин одичалых при виде этой женщины появлялось желание обладать ей, но мало кто пытался украсть ее. Одной ей не нравился этот обряд, она всегда была начеку, охраняя свою свободу. Женщины посмеивались над ней, говоря, что ей оставаться в девках и бездетной до конца жизни, что боги наказали ее, подарив такую красоту и гордый нрав. Мужчины уважали ее, женщины – сторонились. Вель могла похвастаться только Даллой, своей сестрой, как близким себе человеком, Мансом, ее мужем, да своим копьем. Одиночка.
Костяной лорд не завидовал девушке, ставшей изгоем по собственной воле. Время от времени он, подобно другим мужчинам, заглядывался на нее, но решиться на то, чтобы украсть ее, так и не смог. Он был уверен в своих силах, что сможет похитить красавицу и поселить в своей палатке, вот только нужна ли Вель такая жизнь? Она была особенной, не такой как все, а потому прикасаться к ней стоило осторожно, кто знает, как изменится привычная жизнь, если связаться с такой?
- Не отморозили носы? - насмешливо кинула девушка, спускаясь с пригорка навстречу отряду. Люди сбились в стайку, желая посмотреть на причину остановки. Копьеносицы недовольно перешептывались, рассматривая свою товарку, а мужчины посмеивались.
- Нет, я отморозил кое-что другое, не желаешь погреть? – строго спросил Костяной лорд, отряхивая доспех от снега, налипшего на кости за время вынужденной остановки.
- Еще чего, - презрению юной задиры не было предела. Спустившись вниз, она направилась к Мансу, и, смотря ему в лицо, что-то прошептала, прося не гнать ее назад.
Когда Вель заняла свое место в цепочке одичалых, женщины принялись шутливо к ней придираться.
- Что, хочешь, чтобы тебя Иной похитил? Так у них члены холоднее человеческих!
- Зато больше уж точно.
- Тебе то откуда знать? Это только нашей Вель и проверить.
- Расскажешь потом, а?
- Зачем приперлась? Будто в теплой хижине не сиделось.
Вель не оставила ни один из выкриков в свою сторону без внимания, достойно закрывая рты, но Костяной лорд уже ее не слушал. Буран набирал обороты, а до стоянки они еще не дошли. В такую погоду легко отбиться от своей группки, провалиться в коварную пустоту, в изобилии прячущуюся в горной местности под толщей из льда и снега. Подобных ловушек зима расставила для них десятки и сотни, приходилось все время быть начеку, а не слушать вздорный бабий говор, к тому же способный привлечь никому не нужное внимание со стороны хищников, упырей, а то и чего похуже…
- Тихо там, - огрызнулся Рубашка, передав свой приказ по цепочке из людей. Разговоры стихли, в ту ночь отряд благополучно добрел до стоянки, никого не потеряв и переночевав без проблем…

На пятые сутки пути Кулак, наконец, показался своим гостям - возвышавшаяся над лесом мрачная гора, по виду напоминающая сжатую в кулак руку, хорошо была видна всему отряду.
- Вот и Кулак, Манс, осталось совсем немного. Но что мы там ищем? – прошептал Костяной лорд королю-за-Стеной и, не дожидаясь ответа, махнул рукой разведчикам, отдавая приказ выйти вперед.
Одичалые вновь сбили строй, начиная собираться у кромки леса в кучку. Все лица смотрели в одну сторону – на Кулак.
- Всем расположиться на отдых, смотрите, только задницы не отморозьте, они нам для более важных целей пригодятся, - крикнул Костяной лорд отряду. Люди устали, но виду никто не подавал, вблизи от возможной опасности вновь расцветали улыбки на лицах, возобновились шуточки и игривая возня между мужчинами и женщинами. На этот раз зачинщиками были копьеносицы, угрожавшие воинам защипать их до смерти, чтобы согреть. Рубашка и словом не обмолвился, чтобы запретить игры. Неизвестно, что ждет их маленький отряд – смерть или, еще хуже, смерть после смерти? Пусть живые порезвятся, грядет битва.
Среди праздника веселья особенно выделялась своей серьезностью и отстраненностью Вель, она была одета не в пример лучше других: хорошо выделанная парка, вышитая на груди красной нитью, длинные толстые косы, перекинутые через плечи, шапка из медвежьего меха с галуном из вороньего пера. Пока другие подтрунивали друг над другом, она отошла к самой кромке леса и уселась на поваленное дерево подле Костяного лорда.
Спойлер:
 
Даже сейчас, не смотря на тяготы пути и предстоящее им восхождение, он почувствовал вожделение к этой женщине. Жажду обладать ею, но это было похоже на желание владеть огнем – он теплый, прекрасный, но чем-то пугает, словно предупреждая, чтобы к нему не прикасались.
Дай только время, Вель, и мы вернемся на стоянку, тогда я сделаю тебя своей. К Стене ты выступишь уже моей женой.
Взгляд одичалого прошелся по двум соблазнительным выпуклостям на парке девушки, запутался в густом сплетении прядей в косах, на прощание коснулся нежной кожи щек, заалевших от мороза и уперся в макушку Джона Сноу, так кстати оказавшегося рядом. Следовало избавиться от напряжения, пока вожделение не взяло верх над разумом, толкая на необдуманные поступки.
- А, ворона, - протянул мужчина, недобро ухмыляясь, - ну, как тебе прогулка? Скоро встретишься со своими товарищами. Они наверняка бродят где-то неподалеку, привлеченные твоим гнилым запахом предателя. Но ты не бойся, - Костяной лорд причмокнул губами, - упырям и такое мяско сгодится, как ты. Игритт, где ты, рыжая бестия? Следи за своим приятелем, а не то станешь вороньей вдовой, когда его утянут.
Братия одичалых загоготала, вспугнув стайку птиц с растущих поблизости деревьев.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Jon Snow
You win or you die
avatar

Возраст : 16
Религия : Старые Боги
Спасибо : 175
Титул/звание : Брат Ночного Дозора
Дом : Ночной Дозор
Местоположение : Черный замок
Night's Watch

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Вт 19 Фев - 13:31

8
Смотри, как бы эта ворона не выклевала твои глаза. Сказал Джон, смотря вниз, и перевел взгляд на Рубаху. Не волнуйся за меня, я могу за себя постоять. Стой, ты же был свидетелем, как я убил Куорена? Что бы они поверили, надо вставить это. Или твоя память ничего не может сохранить? А вообще, пока ты рядом, они не подойдут ближе, чем на сто метров к нам, так как вонь от тебя отпугнет любое существо. Услышав смех, бастард решил дальше надавить на Рубаху. Слышал? Даже мертвые встают, что бы убежать подальше от твоего запаха. Джон взглянул в глаза Костяному Лорду. Злишься, что моих косточек не оказалось у тебя? Он подошел к лорду. Призрак как раз вернулся с охоты, с окровавленной пастью. Так вот запомни. Их там не будет, никогда. Ты можешь запомнить мое лицо. Оно теперь будет сниться тебе в кошмарах. А то твое мне сниться… Как ты убиваешь Иггрит и затем переходишь ко мне В кошмарах, которых я буду побеждать тебя. В которых, ты будешь проигрывать мне свои сражения. В которых ты, Лорд, потеряешь свой титул, и все, что роднит тебя с любым другим мужчиной. Сказал парень, и, погладив Призрака, решил отойти от этой компании, пока огонь их вражды не перерос в танец смерти. А теперь прости меня, скелетон, я пойду, подышу свежим воздухом. Запах исходящий от тебя, портит весь аромат костра. Парень развернулся и отправился в лес. Он заходил все глубже, снег хрустел под его ногами, как свежий, который выпал только что. От этого он вспоминал свои дни в Винтерфелле. Как они выходили играть в снежки. Он, Робб, Бран, Арья, все, кроме Сансы, она добропорядочно слушала леди Кейтилин. Они играли, он и Арья, против Брана, Рикона, Робба, Бейлона. Они сооружали с Арьей огромную стену, не сравнить со Стеной, но она была огромна, ее не могли взять. Они отстреливались с нее, улыбка появилась на лице Сноу, улыбка, которую никто еще не видел, настолько искреняя, что он смотрелся как идиот с ней. Но затем… Арья, Бран, Робб, Бейлон, Рикон… Что с вами? Санса… что с тобой? Джон не очень общался с Сансой. Леди Кейтилин запрещала им видеться, так, что Джон мог только иногда видеть ее, но очень редко они говорили. Чаще, это случалось, когда его просили присмотреть за ними, а все остальные Старки, отбывали куда-то. Да и тогда, Санса сидела и вязала, а они с Арьей просто играли в догонялки. В основном, так было всегда. Он только и успевал, что мирить Сансу и Арью, когда вторая пыталась сделать гадость первой. Джон очень хотел быть ближе к ней, но никогда у него этого не получалось. Санса казалась ему красивой птицей, которые не водятся с облезлыми мышами. Может я испытывал к ней чувства? Не исключено. Она была, она есть, красавица. Надеюсь, ее судьба лучше, чем моя. Но вспомнив о чувствах, он вспомнил и о Иггрит. Тогда, его сердце как будто согрел огонь. Ему стало тепло изнутри. Он вспомнил улыбку девушки, и его жар стал еще сильнее. Он вышел на красивую равнину, лег на снег и стал смотреть на звезды пытаясь сконцентрироваться, но Иггрит не выходила из головы, будто его ударили по голове мечом и выбили все воспоминания кроме нее. Он вспоминал, каждый ее жест. Каждую ее интонацию, каждую секунду, когда они были вместе. Бастард вспоминал, как первый раз увидел ее. Когда она спала, ее лицо было таким невинным и детским, таким милым, и обаятельным. Что со мной? Помогите, подскажите, что это? Почему она в моей голове? Почему я просто разрываюсь, когда она улыбается? Почему я не могу заснуть без нее? Почему?! Джон не знал ответа на все эти вопросы. Так же как не знал, почему, он хочет так сильно прикоснуться к ней. Джон был разбит. Он не знал, что ему делать, он понимал, что это что-то, что он никогда не чувствовал. Он понимал, что это уже серьезная ошибка. Серьезный просчет. Бастард закрыл глаза, перед ним появилась она… Иггрит. Она смотрел на него, улыбалась, и говорила лишь одну фразу: Ты ничего не знаешь, Джон Сноу. Растягивая гласные буквы в его имени. Что это? Любовь. Ответ вырвался из уст парня, даже не зная определения этого слова ранее, он стал понимать, что это - сейчас. Теперь, когда он понял, Джон не мог больше держать это в себе, но и рассказать Иггрит, он боялся, он не может сознаться ей в своих чувствах. Она откажет… Никто не захочет быть с вороной. Перелетной. Кроме Призрака. Парень усмехнулся. Ему не хватало сейчас под боком Иггрит, которая закидывает свои ноги, когда засыпает, пускает слюнки, и обнимает… Он так соскучился по всему этому. Он так соскучился по Иггрит.


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 11 Мар - 15:21

9
Бастард разразился отповедью на мотив, заданный Костяным лордом, но последнего это только развеселило. Парень то прятал глаза, то вновь вскидывал взгляд на одичалого, а под конец и вовсе поспешил убраться восвояси, прихватив свою белую зверюгу в лес. Боится конфликта, но не может смолчать. Пытается стать своим, избегая решительных действий. Ты не одичалый, бастард, ты – только ворона. Серые полубезумные глаза Гремучей рубашки следили за новобранцем отряда, за показной неспешностью и отстраненностью. Мужчина видел в перебежчике предателя, опасность и, в особенности, помеху успеху их вылазки. Когда ты вступаешь в лес полный скрытых угроз и неприятных сюрпризов, то хочешь быть уверенным в каждом члене отряда, а сейчас Костяной лорд был уверен в одном – что Джону Сноу необходимо умереть.
Однако одичалый не двинулся и с места, проводив парня и его волка взглядом под дружный смех и улюлюканье товарищей. Ночь понемногу вступала в свои права. Впереди их ждало восхождение на Кулак, разведка и, возможно, бой с Иными или упырями.
- Заткнулись все. Быстро. Хобот, Шерстяной, лезьте на сосны. Посмотрите, куда там запропали наши разведчики, - отрывистые команды быстро погасили неуместное веселье. Одичалые – народ своеобразной свободы, всегда неорганизованные, перед лицом опасности повиновались беспрекословно. Двое названных командиром мужчин тут же кинулись исполнять приказ, шурша ледяным настом и тихонько чертыхаясь под нос, когда ноги соскальзывали с коры деревьев, укрытых льдинками.
- Джон Сноу, Ваше бастардное величество, я не отдавал приказа укладывать жопу на снег – ни свою, ни задницу Игритт, - тон Костяного лорда был жестким, из него улетучились все те нотки, которые давали надежду отряду на хорошую дружескую потасовку, не исключающую крови, - Когда придут Иные, я непременно отдам тебя им, а сейчас, будь добр, вернись в нашу недостойную твоей великой особы компанию,- Рубаха знал, что говорил. Что может быть хуже, чем предать своих, но так и не влиться в отряд бывших чужих? Джон, так или иначе, оторвался от своих новых соратников, стоило только подчеркнуть это в их глазах. Остальное мальчишка сделает сам. Кто знает, может добрая драка из-за каких-то банальных разногласий избавит одичалых от предателя?
- Ничего не видно, - сообщили одичалые, спустившись с сосен, - Темень, лес и снег. Может, они еще не закончили разведку?
- Уроды, небось, устроили себе стоянку с костром и ужином, - хрипло выразил недовольство мужчина с лицом в застарелых шрамах.
- Не похоже, - Костяной лорд, отвернулся от разведчиков, пытаясь вглядеться в линию горизонта, перед которой маячил Кулак. Проклятое место.
- Команды идти не было, вольный народ! – хриплый рык Рубахи остановил двоих одичалых, собиравшихся отойти в лесок за природной потребностью, они было недовольно заворчали, но резкий жест Костяного лорда заставил их закрыть рты.
В эту секунду резко стало неуютно, словно кто-то шепнул в ухо каждому живому существу на маленькой заснеженной полянке, что их время истекло, а после исчез, зловеще улыбаясь. Ужас змеей вполз под каждую рубаху, заставляя волоски на теле встать дыбом.
Больше всего на свете Рубаха ненавидел страх и то, что могло в нем вызвать это поганое чувство. Умереть – не страшно, убивать – приятно, но умирать, предчувствовать свою смерть, но не знать, как насолить ей перед концом, куда хуже.
Сумрак уже надвинулся на землю, скрывая под своим серым покрывалом белый снежный полог с жадностью сумрачного кота, пожирающего падаль. Заметно похолодало. В наступившей тишине Рубахе даже начало казаться, что он слышит, как мороз сковывает льдом кору деревьев, от чего она легонько потрескивает, будто не желая влезать в узкую броню. Он стянул с лица повязку, защищавшую лицо от ледяных порывов ветра во время перехода, в мгновение ока она превратилась в ледяное забрало, перекрывавшее доступ воздуха и пребольно царапающее обмороженную местами кожу. Он сделал несколько шагов навстречу черному лесу, тщетно пытаясь рассмотреть хоть что-то за стволами. Было тихо, так тихо, что это разрывало барабанные перепонки. Одичалые молчали, как один. Только треск льда, который сковывал все вокруг, действовал на нервы, время от времени разрывая безмолвие.
Стало так холодно, что внутренности скукоживались в нечто размером в детский кулак, по ощущениям, переставая функционировать; мысли леденели на ходу; усы, брови, ресницы и бороды людей покрылись инеем, губы посинели, а маленький костерок, на котором совсем недавно было задумано сварить жизненно важный часуйма*, потух, выпустив в небо жиденькую струйку дыма. Повинуясь инстинкту, многие люди сбились в кучу - спинами в центр круга, а наружу ощетинившись оружием – копьями, мечами, кинжалами, булавами.
- Ну, давай, - Рубаха прошептал это, выпустив изо рта огромное облако пара. Слова замерзли у него на языке, а губы покрылись новым слоем инея. Ожидание для воина чуть лучше, чем страх, но так же отвратительно. Костяной лорд улыбался, превращая все вокруг в игру, чтобы не спятить раньше времени. Обледеневшие губы потрескались, кровь смешивалась с дыханием, тут же замерзая. Кровавая улыбка, предназначенная смерти. Он не боялся того, что затаилось в лесу, но ужас ожидания душил, сдавливал грудную клетку. Рубаха ни за что не признался бы кому-то, что он боится, а в первую очередь – себе. Но это и не понадобилось.
Меж черных стволов замаячили тени. Слишком близко. Как мы их не заметили? Синие огоньки, хруст снега. Равнодушные машины смерти. Они шли, с шумом ломая ледяной наст, натыкаясь на кустарники, не стараясь уже скрыть свое приближение. Рубаха мог бы поклясться в эту самую секунду, что нет страшнее звука, чем шелест шаркающих по снегу замерзших почерневших конечностей. Но хуже всего было то, что мороз усилился, что могло означать одно – рядом Иной, кукловод стаи упырей.
Трупов было не так много, мигом охватив взглядом всю картину, Костяной лорд насчитал около пятнадцати мертвецов, но отряд живых промерз, часть ушла в разведку, а костер потух. Костер, мать твою.
- Костер! Игритт, девочка, шевели жопкой, костер! Вель, помоги ей! – приказы, короткие и отрывистые, как отрыжка великана, пробивались сквозь страшные звуки наступления.
- Шерстяной, Трехпалый Хрен, дрова! Ворона, не путайся под ногами, - Рубаха ухмыльнулся, хватая свое короткое копье и начиная разматывать тряпье на ногах. Замерзшие руки не очень то слушались его, шорох становился все ближе, неумолимо приближаясь к поляне с группкой наглецов, дерзнувших посягнуть на право выжить. За какие-то секунды наконечник копья был обмотан в тряпки, которые предполагалось зажечь в костре, разведенном девушками. Другие одичалые тоже готовились к схватке, подчиняясь приказам Манса и Костяной рубахи. Вдруг стало ощутимо теплее и ужас отступил под натиском воодушевления. Рубаха улыбнулся, подняв голову и тут увидел Иного.
Это было так просто и неожиданно, будто выйти помочится по утру и напороться на сумеречного кота у мусорной ямы лагеря. Только вместо охотничьего азарта ты ощущаешь себя жертвой, той самой, на которую ведут охоту. На тебе несколько слоев одежды, может даже доспехи, кинжал, меч, палица, но ничто из этого не поможет выжить, а только затянет битву за живую плоть.
Высокое жилистое тело было обнажено, не считая коротких белых штанов, на бедре Белого ходока хорошо различимо сиял и переливался оттенками синего меч. Куда длиннее человеческих, но и намного тоньше. Кукловод стоял на рубеже леса и открытой местности, явно не собираясь сражаться с группкой людей. Это могло говорить о том, что Иной здесь один, без своих сородичей, но так же и о том, что он уверен в мертвецах или ждет подкрепление…

* Отвар из трав с солью, молоком, маслом. Высококалорийный напиток, помогает поддерживать силы.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Mance Rayder
You win or you die
avatar

Возраст : 39 лет
Религия : Старые боги
Спасибо : 85
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Сб 16 Мар - 6:41

10
Манс стоял возле костра, вдалеке от своих людей. Взгляд его был прикован к танцующему пламени. Манс, как и всякий одичалый, любил огонь. Огонь веками был лучшим другом каждого жителя севера. он согревал, отпугивал снарков и волков и, как рассказывали в легендах и мифах, был единственным эффективным оружием против иных. И если за Стеной воду считают самой жизнью, то на севере сама жизнь – это огонь.
Но сейчас пламя не согревало его. Холод с легкостью преодолел барьер мехового одеяния Манса и заключил в свои объятия. Манс подошел поближе к костру, но это не помогло. За спиной послышался хруст снега.
- Сегодня куда холоднее, чем вчера, - с усмешкой заметил Манс, обращаясь к приближающемуся позади гостю. – Зима и вправду бли…, - добавил Манс, обернувшись. Только увиденное им так и не позволило закончить начатое предложение, вместо этого, его рука по наитию потянулась к ножнам. Манс увидел то, что всю жизнь ему казалось россказнями и сказками, но на удивление у него времени не было. Два упыря, как и Манс, носящие черные плащи, неловко приближались к королю одичалых. Тут же из лагеря стали слышны крики, среди которых отчетливо выделялись команды Костяного Лорда. Но это отвлекло его лишь на мгновение, упыри ни на секунду не останавливаясь, становились все ближе и ближе к Мансу. Крепко сжимая меч в обеих руках и твердо намереваясь быстро расправиться с ходячими мертвецами, Манс пятью–шестью шагами настиг первого из них и ловким ударом снес тому половину черепа, так же быстро он приблизился ко второму и пронзил мертвую плоть. Но упырь не упал, как не упал и тот, что теперь был позади, память вдруг вернула Манса в шатер к любимой Далле в ночь, когда она рассказывала ему страшные сказки, показавшиеся тогда нелепыми и смешными. Воспоминание о словах про то, что упырю не страшна простая сталь, было словно ударом под дых. Руки упыря потянулись к шее Манса, который к своей удаче вовремя отказался от мысли вытаскивать меч из мертвеца. Упав на пятую точку, Манс стал пятиться назад. Меч, торчащий из упыря, казалось, не доставлял тому никаких проблем. Второй упырь с половиной головы лишился и глаз, и лишь поэтому Манс был все еще жив. Он с осторожностью прополз мимо него к костру, не отводя взгляда от проткнутого упыря, который не отставал. Приблизившись к огню Манс наконец встал. Оружия у него не было, да и какой толк от оружия против упыря. Лишь костер, что был рядом, мог спасти его. Слепой упырь был ближе, лишенный слуха и зрения он был абсолютно беспомощен. Схватив, его за плащ, Манс потянул на себя. Упырь споткнулся, и упал на колено, Манс вновь потянул его, и упырь покорно последовал за ним. Через несколько секунд, упырь оказался в костре. Сначала обувь, потом одежда и, наконец, сухая плоть загорелись. Манс, стоящий позади и видящий, как второй упырь приближается, со всей силы ногой толкнул в него горящего и тот врезался в сородича. Пламя быстро перебросилось на второго упыря. Манс, не ожидая, пока эти оба сгорят, побежал к своим людям.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 18 Мар - 0:15

11
Игритт помогала сидящему на поваленном дереве Рику Длинное Копье перевязать рану на локте, которая после неудачной охоты гноилась у него уже месяц. Сам левой рукой он возился с повязками так неумело, что Игритт не могла смотреть на это без боли в сердце, а потому накладывала свежую перевязку каждый вечер самостоятельно, чертыхаясь на этого безумца за то, что он все-таки напросился на вылазку.
- Мозгов у тебя меньше, чем у упыря, - ворчала Игритт под нос, туже бинтуя локоть Рика. – Сидел бы в лагере, в тепле, так нет, ему нравится морозить яйца.
- И длинное копье, - хихикнула сидящая рядом Тика Белая Сова, чавкая застывшей на морозе соленой кониной.
- Ага, - кивнул им обеим Рик, - я тебя, Иг, однажды уже отпустил в разведку одну, - говорил он учительским тоном. – И что я получил?! Вот! – и указал пальцем на Джона Сноу, чьи черные одежды проглядывались между серыми с белым шубами одичалых.
- Да он просто завидует! – с набитым ртом говорила Сова. – Не взял жену в поход к стене, теперь некому начистить его копье, вот и бесится.
- Мунду? – Рик гордился тем, что сделал женой единственную дочь Тормунда, пусть и подарком она не была. – Ты знаешь о ком говоришь, Тика? Разве ей укажешь? Не захотела идти – пусть остается, а по мне – пропустить захват Стены все равно, что зря прожить жизнь.
Он попытался поправить повязки, помогая Игритт, но та шлепнула его по руке ладошкой.
- Тем более вон эта пошла, - Рик кивнул на рыжую копну волос, наблюдая за шустрыми длинными пальчиками. – Куда она без меня?
Игритт криво улыбнулась. Теперь, когда они шли плечом к плечу за Мансом к Стене, Игритт проводила с Риком много времени. Пожалуй, даже больше, чем когда они были детьми и бесились с утра до вечера в сугробах, дубася друг друга палками.
- Ты не завидуешь, - выдержав паузу, произнесла Игритт, время от времени поднимая взгляд. – Ты ревнуешь.
- Иг, если бы я был рядом, эта ворона тебя не украла бы! – уже гневно и громко воскликнул Длинное Копье, не отрицая при этом того, что, пусть по-братски, но все-таки ревновал.
Когда Игритт рассказала всем о споре с Джоном Сноу – о том, что он не сможет украсть ее днем, при всех одичалых – только Рик воспринял это серьезно. Это было вызовом для него, брошенной к ногам перчаткой. Теперь он всегда держал оружие наготове, а Игритт не отпускал от себя ни на шаг. Его паранойя достигла того, что он ходил вместе с ней по нужде, а когда отлучался сам, оставлял кого-нибудь рядом с Игритт за ответственного. Рыжая, в свою очередь, только смеялась над ним, но сама вела себя опасливо – игра ей нравилась, она добавляла перчинки в морозную повседневность вольной женщины.
Однако… Здесь главное было не переперчить… Например, Тика, в вволю посмеявшись над бурной фантазией поцелованной огнем, достала из-за пазухи свою шипастую булаву и повесила ее на пояс. После «Ты что, сдурела?» от Игритт, Сова, само собой, убрала оружие, но добавила, что быстро вытащит его в любую секунду. Все-таки ворона нужна была Игритт живой и здоровой. Фыркнув на всех, она сообщила Рику и Тике, что калечить Джона позволит только через собственный труп, но азарт уже оглушил этих сговорвщиков и они, игнорируя рыжую, частенько шептались и бросали на ворону хищные взгляды.
Теперь она почти не общалась с Джоном, не подшучивала над ним, лишь холодно наблюдала издалека. Он ночевал в лагере – по крайней мере, Игритт не замечала, чтобы он уходил. Лишь ночью, когда приходило время спать, они оказывались вместе. Ей хотелось сказать что-то серьезное, но уши вокруг ей этого не позволяли, а потому Игритт ограничивалась парой шуток и засыпала рядом с ним, тепло обнимая. Все-таки ей не хватало Джона Сноу, не хватало его самого и издевок над ним. Игритт уже сама не знала, верно ли поступила, заварив эту кашу. Впрочем, в любом случае это должно было закончиться. Радостный или печальный, но конец близился.
- Иг, - Бела Сова указала варежкой в сторону. – Твоя ворона взбесилась.
Игритт, закончив работу, помогла Рику просунуть в рукав шубы больную руку и подняла взгляд туда, куда указывала Тика. Джон Сноу, сверля взглядом Костяного Лорда сверху вниз, что-то гневно ему говорил.
- Ой, дур-рак! – расстроено воскликнула она и шагнула в его сторону, но Рик схватил ее за руку и грубо дернул на себя.
- Тебя там только не хватало! – ответил он на ее возмущенный взгляд.
Игритт была зла, но послушно повиновалась, хмуро наблюдая за тем, как Джон удалился в прилесок. Лорд не пошел за ним – это было хорошим знаком. Значит, ситуация раскались не до предела. Но эта глупая ворона рано или поздно добьется этого... Надо было, наверное, вновь потыкать его клювом в его же ошибки, но только Игритт решила к нему подойти, Рик, сидящий на стволе поваленного дерева, дернул ее за руку грубее, девушка приземлилась на пятую точку у его ног. Он, не говоря ни слова, сунул ей под нос кусок соленой конины, она приняла его, бросая на Рика злобный взгляд исподлобья, но не поднялась со снега – идти против Длинного Копья было все равно, что бить лед кулаками – только себя искалечишь... Близилась ночь, а значит, совсем скоро у Игритт будет возможность поговорить с Джоном Сноу.
- Скоро Рик посадит тебя на цепь, - Тика подавила смех, переводя взгляд с мужчины на женщину.
- Пусть попробует, - фыркнула Игритт, принимаясь за еду. – Проще посадить на цепь сумеречного кота.
Но она прекрасно понимала, что на самом деле эта цепь уже была, вот только невидимая и неосязаемая.
- Заткнись и ешь, - Рик наградил ее подзатыльником. – А я отойду, пока черных перьев нет поблизости… - он поднялся на ноги, сделал пару шагов в сторону леса. – И когда я вернусь, - он обернулся, указывая на Игритт пальцем, - чтобы твоя задница была здесь же! – палец показал на Тику. – Сова, головой отвечаешь.
Тика, положив правую руку на сердце, молча кивнула, принимая обязанности.
- Жаль, Рик женат, - раздасованно произнесла Тика, когда тот скрылся из виду.
Игритт хихикнула, с усилием проглатывая застывшее на морозе мясо.
- Когда это тебя останавливало? – и приподняла одну бровь.
Белая Сова в ответ пожала плечами, хитро поглядывая на подругу, которая вновь хихикнула. За ней хихикнула Тика, еще и еще, и тут они обе прыснули хохотом, Игритт подавилась кониной и закашлялась, Сова, опустившись рядом с ней на колени, похлопала ее по спине. Рыжая откашлялась, выплюнув на снег плохо пережеванное мясо, подняла на Сову сверкающие хитростью глазки, собираясь сказать, что «если что», она поможет все устроить. Но ее отвлекли ресницы и волосы девушки. И без того почти белые, за что Тика и получила прозвище, их в одну секунду покрыл иней. Блестящий, сверкающий на солнце, он начал с уголка левого глаза, а через секунду добрался до уголка правого. Игритт за годы в северных землях видела много красоты, которую создавал мороз, но от этого она просто потеряла дар речи, даже не любопытствуя причинами этого чуда. Игритт моргнула, удивленно улыбаясь, и почувствовала, что ее ресницы приклеиваются друг к дружке, а значит тоже покрыты инеем. Подул ветер, пронизывающий до костей не морозом, а страхом. Страхом перед неизведанным холодом.
Девушки, не произнеся ни слова, вскочили на ноги, куски соленой конины из их рук упали в снег. Напряжение вокруг росло, доносились встревоженные голоса, которые перекрывали приказы Гремучей рубашки.
- Костер! – услышала она от него. – Игритт!
И бросилась к пепелищу костра исполнять приказ. Дрожащие, замерзшие пальцы сложили хворост шалашиком, сухие листья под ним занялись несмелым огнем от удара кремня по кремню, Игритт сложила сверху кору, толстые ветки, небольшие дрова, пригнулась к земле, раздувая огонь.
Она перевела взгляд с разгорающегося хвороста вдаль. И увидела их. Нескольких упырей, выходящих из леса своей неспешной походкой мертвецов. Кожа на их лицах была ободрана здесь и там, у кого-то не хватало руки, другие были почти раздеты. Игритт вскочила на ночи, оставив разгорающийся костер. Мысль о том, что Рик ушел как раз в ту сторону, откуда шли мертвецы, посетила ее так внезапно, что она покачнулась, но пришла в себя и твердо встала на ноги – если она будет поддаваться панике, то точно не сможет ему помочь. К костру начали подходить одичалые, зажигая сооруженные наспех факелы. Игритт подняла лук и выпустила стрелу, угодившую одному из упырей в голову. Он потерял равновесие, упал на снег, но тот же начал подниматься. Игритт выругалась, схватила первую ткань, что попалась ей на глаза, разорвала ее и принялась наматывать на наконечники своих стрел.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Jon Snow
You win or you die
avatar

Возраст : 16
Религия : Старые Боги
Спасибо : 175
Титул/звание : Брат Ночного Дозора
Дом : Ночной Дозор
Местоположение : Черный замок
Night's Watch

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Чт 28 Мар - 20:25

12
Джон молча лежал на снегу. Он был далеко от временого местонахождения одичалых. Бастард смотрел на звезды, и вспоминал момент, когда Иггрит оставила ему шрам. Призрак носился вокруг леса, Бастарду было спокойно, если караульный будет рядом, то лютоволк предупредит своего хозяина. Как обычно, он подойдет и просто посмотрит на него. По этому, бастард мог спокойно лежать, на заранее взятой с собой шкурой. Его мысли переплетались. Ему казалось, что он меняется, Сноу не знал, хорошо это или плохо. Каждый день он вспоминал отца. Каждый день его тревожила мысль, что он предал его, но в последнее время, ему казалось, что он делает все правильно. Спасибо, отец за те знания, что дал ты мне, спасибо за то, что вырастил меня, за то, что защищал меня. Но пора мне искать настоящего себя. Джона волновали более сложные и важные для него проблемы, он думал, как ему украсть Иггрит. Надо просто придти, и взять ее. Но рядом с ней Рик, и он не отходит от нее и на шаг, как будто его привязали к ней. На секунду бастард представил сшитых Рика и Иггрит. Он рассмеялся, но тут. Призрак подошел и стал пихать своего хозяина носом.
Призрак, что случилось?-Джон встал, и посмотрел на лютоволка, который мигом побежал в сторону ночлега. Что там произошло? Вдруг, Джон увидел постового, рядом с которым стояла огромная тень. Дозор? Джон решил подойти и посмотреть, но чем ближе он подходил, тем яснее становилась картина. Упырь? Он не может справиться с ним? Джон не смог сдержать эмоций, и раздался небольшой смешок.. Упырь замахивался на часового, который лежал под ним. В руках у иного было что-то напоминающие огромный молот. Призрак! Джон побежал на упыря. Призрак накинулся на того вцепившись ему в шею, раздался крик упыря после чего, как по приказу хозяина отскочил вперед. Джон вытащил Коготь, и нанес удар, где располагалось бы сердце. Но упырь смог просто откатиться в сторону, как будто знал, что это произойдет. Призрак встал за бастардом и обнажил свои клыки в оскале. Упырь как будто улыбнулся. Наверно думает, что сожрет обоих. Что же. Придется разочаровать тебя подумал Джон. Упырь размахнулся своим подобием молота, Джон отклонился от него, и рубящим движением отрубил руку. Упырь раздал характерный рык и второй своей лапой ударил по Джону, от этого удара он не смог уйти, удар пришелся в туловище. Хитрый… и Джон с выдохом упал на землю. Тут ему вновь на помощь пришел Призрак, вцепившись в подобие шеи упыря. Коготь выбило из рук бастарда, к счастью, не так далеко, подобрав меч Сноу встал и повалил, проходом в ноги, упыря, который отвлекся на лютоволка, так быстро ушедшего с него, что даже бастард не успел заметить этого. Джон откатился с упыря, и быстрым рубящим ударом отрубил голову этому существу. Не смей рычать на меня.-Произнес бастард и обратил внимание на Дозорного.-Как ты?-произнес он убирая коготь в ножны, и поднимая со снега дозорного.
Пусти меня, ворона! Я лучше умру, чем все будут знать, что меня спас ты!-огрызнулся одичалый.
Да? А я думал, лучше жить, чем умереть от упыря. Но не волнуйся, будет еще такая возможность, а сейчас заткни свою пасть. Ты нужен в отряде. –прорычал бастард.
Сделав несколько шагов под фразы одичалого, который не радовался тому, что бастард смог спасти его, он увидел знакомое лицо. Рик? Почувствовал, что я далеко от Иггрит и отошел от нее?-улыбнулся бастард.


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 1 Апр - 11:56

13

- Спасите нас, Старые боги, - Рубаха не знал, произнес ли он это вслух или только подумал. Время вдруг остановилось, каждая секунда равнялась минуте.
Мертвецы со страшно равнодушными лицами медленно надвигались на маленький отряд живых, ощерившийся копьями и мечами. Но Костяной лорд не мог отвести взгляд от Иного, великолепного в своей ледяной броне. Это был совершенный воин – от прямой осанки до отточенности движений, которая еще больше подчеркивалась неуклюжестью наступающих упырей.
Белый ходок смотрел куда-то вдаль, поверх голов одичалых, будто они его вовсе и не интересовали. Голубые глаза с темно-синими прожилками смотрели строго и внимательно, будто пытаясь рассмотреть что-то вдали. Рубаха обернулся, но увидел за спиной только лес, если только… если только Иной не смотрел на Стену. Но что там нужно Белому ходоку? Стена защищена древней магией и как бы не старались спящие подо льдами, им не проникнуть к живому теплому мясу южан или… Или они нашли способ обойти древнее проклятие? В груди у Костяного лорда похолодело от подобной догадки; если Стена не защитит вольный народ от Иных, то у них не остается больше никаких вариантов спасения.
Словно подслушав мысли человека, Иной издал неприятный скрежет, открыв рот, в котором явно не было языка. Это было так омерзительно и завораживающе, что Рубаха остановился, вновь посмотрев в лицо врага и в этот миг Белый Ходок перевел взгляд с верхушек сосен, вперившись своими безжизненными синими солнцами прямо в серые глаза Костяного лорда. На какое-то мгновение мужчине показалось, что его окунули в самую глубокую и черную прорубь, которую он когда-либо видел. Там не было воздуха, не было и намека на жизнь, но где-то на дне прятался неизвестный ужас, жадно алчущий свежей крови. Даже та жажда, которую Рубаха ощутил в краткий миг была мертвой, расчетливой, безэмоциональной и чужой.
Найдя в себе силы отвернуться, Костяной лорд закричал, возвращаясь в реальность, чтобы обнаружить десятки упырей, надвигающихся со всех сторон:
- Манс! Манс!
Король-за-Стеной был склонен к одиночеству и раздумьям, но как бы эта привычка не обошлась их вожаку слишком дорого. Потерять Манса было бы сродни смерти и концу всем надеждам на нормальную жизнь, на борьбу за спокойное существование в землях южан. Увидев знакомую фигуру, приближающуюся к основной группке людей, Рубаха с облегчением вздохнул, кинувшись к костру, разведенному девушками.
Игритт оправдала свое прозвище «поцелованной огнем»: «крестный» пылал во всю, не смотря на то, что стало ощутимо холоднее. Жадно пожирая дрова, пламя взметало снопы искр каждый раз, когда в него опускали копья и палки, с намотанной самодельной паклей. Погрузив в головни и свое копье, Костяной лорд дождался, пока тряпье вспыхнет и с гиканьем кинулся на упырей, размахивая своим факлом из стороны в сторону. Сухие тряпки хорошо горели, а на сквозняке пламя не на шутку разыгралось, принявшись шумно лизать и древко. После этого боя Рубахе наверняка понадобится новое копье, если эту ночь отряд переживет.
Упыри шарахались от огня, но упрямо продолжали идти, пытаясь неловкими негнущимися почерневшими руками схватить юркого одичалого, не стесняющегося в выражениях. Стараясь поджигать остатки одежды на мертвецах, Рубаха умудрился поджечь двоих прежде, чем третий вынудил его вступить в близкий бой, цепко ухватив за левое плечо.
При жизни упырь явно был соплеменником Костяного лорда – остатки его одежды явно говорили об этом. На поясе у мертвеца болтался кинжал из зазубренного бивня мамонта, на шее – ожерелье из волчьих зубов; обглоданное сумеречными котами лицо во всю сверкало белизной отполированной кости, просматривающейся сквозь жалкие остатки почерневшей плоти; синий язык ворочался во рту, помогая упырю издавать нечленораздельные звуки. Не собираясь дожидаться, пока мертвец прибавит еще одну жизнь в армию своего хозяина, Рубаха рванул что есть силы, оставив кусок мехового капюшона в цепких руках врага.
- Есть один!
- Двое!!
- Пять!!!

Задорные короткие выкрики одичалых раздавались со всех сторон, всюду горели факелы. Вель справилась со своей частью задачи – теперь и возле нее пылало кострище. Она и еще несколько женщин уже во всю стреляли по мертвецам, пользуясь стрелами, обмотанными тряпьем. Центр маленького войска состоял из двух костров нескольких женщин-лучниц, чуть поодаль от которых орудовали остальные – кто факелами, кто копьями, кто мечами, а кто топорами. Пятеро упырей, подожженные удачливыми воинами, неуклюже кружились на месте, размахивая руками. Они пытались наступать на живых, повинуясь приказу Иного, но очевидно огонь дезориентировал их, из-за чего трупы не могли организованно действовать.
Упав на снег, Костяной лорд перекатился на живот, вовремя избежав удара тем самым зазубренным кинжалом из бивня мамонта. Ворча и пришептывая, как старик, упырь попытался повторить атаку.
- Иди к папочке, - перехватив руку, занесенную для удара, Рубаха дернул за нее, заставляя труп упасть плашмя. Подхватив факел, валяющийся на снегу и вот-вот собирающийся погаснуть, мужчина несколько раз взмахнул копьем, заставляя огонь вспыхнуть, охватив тряпье робкими, но такими дорогими сейчас язычками пламени.
- Давай, гори, сука. – почти шипя от бешенства, Костяной лорд с тревогой смотрел, как на тряпице вновь заплясал огонь. Со всей силой, полной отвращения к мертвецам и тому, что он ощутил во взгляде Белого ходока, Рубаха вонзил острие копья в спину своему упыря, крепко пригвоздив последнего к земле. Пламя робко, но все же двинулось по остаткам одежды, понемногу охватывая очередную жертву в жаркие объятия. . .
- Собирайтесь в круг! - хриплый отчаянный вопль Костяного лорда перекрыл все другие крики на поляне. Кровь, бегущая по жилам, сейчас обжигала мускулы своего хозяина. Каждое сокращение сердца казалось бесценным. Стоит только попасть в руки мертвецов, как превратишься в куклу Иного и та самая черная глубокая прорубь поглотит бывшее некогда важным существование.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Mance Rayder
You win or you die
avatar

Возраст : 39 лет
Религия : Старые боги
Спасибо : 85
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 8 Апр - 2:14

14
Манс спешно пробирался к своему отряду. Он бежал настолько быстро насколько мог, от чего сердце одичалого билось все быстрей и быстрей. Только мертвецы никак не отставали. Манс чувствовал, как они поднимались у него за спиной, слышал, как из их безжизненных тел вырывались жуткие звуки, видел, как их мертвые руки появлялись из-под снега. Спасаясь от упырей, Манс все лучше понимал, как опрометчиво с его стороны было идти на Кулак. «Командиру не пристало участвовать в вылазках», - повторял тогда еще разведчику-Мансу один из стюардов в Черном Замке, -«Потерять разведчика - словно лишиться глаза, потерять строителя – словно лишиться руки, потерять стюарда – словно лишиться другой руки. Но потерять командующего – это как потерять голову». Вспомнив это, улыбка невольно появилась на его вспотевшем лице. Эти слова всегда звучали так наивно и глупо, но так же истинно и верно. Только где же была эта истина, когда он решил отправиться в эту вылазку?
Манс был почти у лагеря. Со стороны было хорошо заметно, как его люди под руководством Костяного Лорда весьма удачно организовали оборону. Огромный костер посреди лагеря, а вокруг него вольный народ. Те одичалые, что находились рядом с огнем, были, пусть и в относительной, но безопасности. Чего нельзя было сказать о тех, у кого была лишь сталь. С другой стороны лагеря, на таком же расстоянии, как и Манс, вождь одичалых видел, как сражаются с живыми мертвецами двое его людей. Только шансов у них не было. Десятки, а может и полсотни упырей, окружали их со всех сторон. Быть может пламя факела, который держал один из них, и спасло бы одичалых, но один из упырей вынудил разведчика выронить спасительный огонь. И буквально через минуту после этого, одичалые пропали из виду под натиском мертвых тел.
Наконец, Король-за-Стеной добрался до лагеря. Заприметившие его еще издалека разведчики бежали навстречу. Чутье тут же подсказало Мансу, что это весьма странно, и он тут же почувствовал, как кто-то схватил его за ногу. Одичалый повалился в снег, который тут же полез к нему за шиворот и в рукава. Манс чувствовал, как хватка становилась все крепче. С трудом перевернувшись на спину, он увидел синее свечение глаз. Изо всех сил Манс ударил ногой по лицу упыря, а потом еще и еще. Но этого было мало, так как вторая рука мертвеца тут же сомкнулась на другой ноге. Манс пытался отползти от упыря, но ничего не выходило, тот схватил его мертвой хваткой. Король-за-Стеной не переставал сопротивляться, но эта борьба был тщетной. Черные руки уже были на его шее, и Манс почувствовал, как жизнь уходит из него. Но тут подоспели одичалые. Один из них поджег упыря, и его хватка тут же ослабла. Другой отгонял факелом приближающихся упырей. Манс сбросил с себя загоревшееся тело, и увидел протянутую руку разведчика, который поджег упыря. Манс протянул свою, но вдруг раздался крик, и из плоти одичалого, прямо по центру груди, появился хрустальный клинок. Также быстро он и исчез. Обмякшее тело разведчика повалилось в снег, который тут же стал багряно-красным. И Манс вновь увидел синие глаза, только у этого чудовища не одни глаза были синими.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Ср 17 Апр - 5:02

15
Эти твари плохо горели. Горящие стрелы втыкались в их груди и животы, но чтобы поджечь тело мертвеца, нужно было обладать просто фантастичным везением. Игритт понимала, что зря тратит бесценное время. Она выискивала глазами среди деревьев фигуры людей, но видела лишь ожившие трупы с мертвецки холодными синими глазами. Игритт выпустила свою последнюю подготовленную стрелу, дрожащий язычок пламени на которой разрезал сумеречное небо. Полетев сперва вверх, а потом вниз по параболе, тот вонзился точно в глазницу одного из стоящих поодаль мертвецов, его длинные волосы вспыхнули ярким оранжевым пламенем, он повалился в снег, размахивая руками с оголенными костями.
- Восемь! – озорно крикнула стоящая рядом Тика, накладывая на свой лук новую горящую стрелу.
В другой ситуации Игритт кричала бы громче остальных – голоса подбадривали одичалых, вселяли боевой дух, рождали какое-то подобие пьянящего безумного веселья от боя, но сейчас…
Игритт обернулась, ища взглядом нужные лица. Сова, Хой, Хобот и Трехпалый Хрен… Кто-то еще… Игритт повернулась в другую сторону. Лорд, Вель, Шерстяной, Хайла и Пайп… Ни вороны, ни Рика. Ни Манса… Игритт оскалилась, прорычав под нос проклятие, бросила на снег лук, выбрала из костра палку подлиннее, один конец которой был охвачен огнем и подняла ее.
- Дай-ка сюда, - произнесла она, снимая с пояса Белой Совы шипастую булаву.
- Игритт? – выпуская очередную стрелу, вопросила Тика. – Игритт! – уже возмущенно, глядя, как та удобнее перехватывает рукоять ее оружия. – Ты что задумала?!
Вопрос, наверное, больше носил риторический характер, нежели требовал ответа. Рыжая, крепко сжав булаву в правой руке и горящую палку в левой, направилась прочь от центра их маленького построения.
- Нет! – рявкнула Сова, хватая Игритт за рукав. – Это безумие!
- Пусти! – та попыталась вырваться.
- Нет!
В воздухе блеснул острый шип стального наконечника булавы. Игритт, размахнувшись ею, издала неопределенный звук сквозь крепко сжатые зубы. Шип булавы, зацепив рукав шубы Белой Совы, легко перерезал ее, обнажив женскую кожу, которую тут же украсила кровавая царапина. Тика сделала два шага назад, прижав к ране ладонь, бешеными глазами глядя на Игритт, которая уже развернулась и, лавируя между одичалыми, побежала к лесу.
- Дура! – донеслось ей в спину, но это почему-то только придало Игритт уверенности.
Свет от костров отдалился вместе с голосами одичалых, Игритт взяла правее, чтобы обойти трех мертвецов, что нетвердым, но скорым шагом шли к свету. Одиночные противники упырей, похоже, интересовали меньше, чем группа построившихся в круг людей. Внезапно выросшему из снега мертвецу Игритт заехала горящим концом своего факела по лицу и побежала вперед.
Пролесок, как оказалось, был дальше, чем она думала. Игритт бежала, приминая снег под ногами, тяжело дыша и выпуская в морозный воздух облака пара изо рта.
- Рик! – крикнула она, достигнув деревьев.
Но не услышала ответ и не увидела никого впереди, только услышала хруст веток. Она прокричала снова – ей вновь ответили лишь звуки, Игритт побежала на них. Но вместо шубы одичалого или вороны она увидела лохмотья, что свисали с тощего безжизненного тела старика, чьи глазницы светились холодом, сверля ее взглядом. Игритт направила факел в его сторону, он прищурился, но не отвернулся, а пошел прямо на нее.
- Давай, тварь, подходи!

Сегодня было смертельно холодно, у Длинного Копья давно замерзли пальцы ног. От теплой мочи вверх поднимался легкий пар и тут же рассеивался в холодном воздухе. Она, струящаяся в сугроб у ствола одного из деревьев, проделала в снегу глубокую бледно-желтую лунку. Рик тихо насвистывал под нос веселую песенку. До тех пор, пока его моча, замерзая до того, как достигнуть снега, звонкими желтыми кристалликами зашуршала по снегу. Свист плавно стих, Рик, приподняв брови от удивления, затянул пояс штанов и поправил шубу поверх, не отрывая взгляда от круглых желтых льдинок, что выделялись цветом на белом снегу.
Упырь за его спиной появился внезапно, Рик не успел его заметить до того, как тот бросился на него, замахнувшись молотом, Рик увернулся, еще и еще, ступая назад, пока не повалился на снег. Но тот, чей вороний голос узнал бы из сотни, оказался рядом в тот момент, когда Рик его точно не ожидал увидеть.
Сноу хоть бы плащ сменил, что ли… Смотреть-то тошно было на него во всем черном.
Но отрицать того, что Джон был хорошим мечником, Рик не мог – кроме всего, случившегося сейчас в лесу, он видел, как Сноу убил Полурукого.
Выругавшись и поднявшись со снега, Рик бросил короткий взгляд на убитого Джоном упыря и фыркнул в его сторону. Не больно опасный противник, если ты вооружен, а потому Длинное Копье, наконец, достал из-за спины свой обоюдоострый короткий топор, крепко сжал его рукоять в здоровой левой руке.
Пока одичалые отряда были в опасности и, возможно, проливали кровь, бестолковая ворона задавала бестолковые вопросы. Рик, молча толкнув его плечом, направился к лагерю скорым твердым шагом, но услышал женский крик справа и смело свернул.
- Туда! – крикнул он Джону Сноу, ускоряя шаг.

От сильного размашистого удара булавой по голове у мертвеца содрало с половины лица кожу. Он взвыл, но только обозлился, Игритт замахнулась снова, но промахнулась, и упырь, яростно рыча, повалил ее на снег. Если бы не истошный женский визг, то Рик, наверное не услышал бы ее.
Упырь, впившийся ледяными пальцами в шею Игритт, изогнул спину от мощного, как гром, удара топором между лопаток и ослабил хватку. Этого хватило, чтобы девушка, жадно хлебнув воздуха, спихнула его с себя ногами. Вскочив на ноги и схватив упавшую на снег палку, один конец которой едва теплился огнем, она с воодушевляющим криком воткнула ее прямо в пасть ледяной твари, гаснущее пламя зашипело, Игритт с силой повернула палку, мертвец ударил по снегу руками и ослаб, из его рта в воздух поднялась тонкая лента черного дыма… Они лишились огня, но остались живы.
Восстанавливая сбитое дыхание и потирая шею, на которой ясно виднелись красные следы от пальцев, Игритт поняла взгляд на человека, которого как никогда была рада видеть. Рик Длинное Копье стоял с ней рядом и поддерживал за локоть, что-то гневно кричал, проклиная женскую глупость, но Игритт его не слышала. Обессилев, хрипя и кашляя, она села на снег рядом с теперь окончательно мертвым человеком, рукой крепко ухватившись за ногу Рика, чтобы почувствовать, что это не сон и что она до сих пор жива. Прежде чем успеть что-либо спросить, Игритт увидела рядом Джона Сноу. И получила ответы на все вопросы. Нечто теплое, как молоко матери, растеклось по ее телу, даря радость, что пробирала ее сущность до мурашек на коже. Ее ворона. Целый и невредимый… Игритт даже нашла силы улыбнуться. Джон и Рик, ее главные в жизни мужчины, были здесь рядом с ней прямо сейчас. Она нашла их. Чуть не лишилась собственной шкуры, но нашла.
Длинное Копье, пока его сестра позволяла себе минуту слабости, рассевшись на снегу и беспомощно держа его за ногу, оглядывался вокруг, придумывая, как накажет ее за глупость. Но на это у них еще найдется время, если они переживут эту ночь. Если.
- Сноу, смотри туда, - он показал вытянутой рукой в сторону. Среди деревьев ясно виднелась потасовка. Холодный, как сама смерть, синий свет будил чувство самосохранения и будто приказывал бежать прочь, куда глаза глядят, лишь бы бежать. Однако, прищурившись, Рик увидел, что кроме смерти и холода там был кто-то еще. Кто-то живой. А жизнь одичалых с самого рождения учила их стоять друг за друга.
- Скорее! – сказал он Джону Сноу и кивнул в сторону происходящего, чтобы бастард не терял время, а сам Рик принялся подхватывать Игритт под мышки. – Мы можем не успеть! Вставай же, бестолочь!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Jon Snow
You win or you die
avatar

Возраст : 16
Религия : Старые Боги
Спасибо : 175
Титул/звание : Брат Ночного Дозора
Дом : Ночной Дозор
Местоположение : Черный замок
Night's Watch

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Вс 21 Апр - 9:06

16
Рик не ответил на слова бастарда. Ну и чтоже. Время не то совсем. Упыри везде. Что с лагерем, что с Иггрит? Много вопросов, которые волновали его сейчас, бастард старался отвлечся от всего этого шутками, но Рик не мог поддержать этого желания. Первый раз, когда Сноу чувствовал себя так, когда везде остерегала опасность, не только от одичалых, но еще и от упырей. Каждый сантиметр этой земли был таким. Не успев расслабиться, Джон услышал крик. Давольно знакомый для него.
Туда! Прокричал Рик и направился.
Джон побежал, ему сейчас не хватало Призрака, который сбежал на базу. Это был единственный, на кого бастард смог бы положиться полностью, и знать, что он не убьет тебя в спину, чего он ожидал почти от каждого одичалого здесь. Именно поэтому Джон бежал чуть позади Рика. Не доверял он никому, кроме Иггрит, каждый смотрел на него как на будущую жертву костяного лорда, но не более. В каждом лице он видел отвращение к своей персоне. Он каждый день выносил крики: Ворона! Предатель! Может это просто сон? Каждый день проносилась эта мысль в голове Сноу. Тогда это кошмар. Джон не мог помочь себе ни как, он уже использовал все, что только мог. Не было надежды на спасение, бастард пробыл огромное время в рядах одичалых, и стал понимать их, но он не стал одним из них. Он старался стать их частью, но все было напрасно. На мгновение бастард взглянул вверх Пошлите мне шанс… Бастард споткнулся об выступающий корень дерева. Я догоню! Произнес он. Обстановка была напряжена настолько, что ему казалось, что небольшой искорки хватит, что бы взорвалось все. Ему нужен был лучик света, тьма сгущалась вокруг бастарда, чем дальше они заходили, тем страшнее было просыпаться по утрам. Сегодня упыри, а завтра? Иные? Бастард быстро поднялся и забежал уже в тот момент, когда упырь был убит. Он увидел Иггрит, в глазах который был страх. У Джона пробежало что-то по спине, но на миг ему стало спокойнее. Он видел ее – живой. И рядом был Рик, он знал, что не даст ее в обиду, а она не даст его. Эта тройка может свернуть горы, так как есть человек, который успокоит пыл обоих парней. Джон уставился на Иггрит и выдохнул Жива…
Что ты здесь делаешь?! Почему ты не в лагере?! Какого хрена ты полезла в лес?! Ты могла умереть! Он уже был готов побежать к ней, что бы обнять. Он не хотел кричать на нее, но Джону никогда не было так страшно, он еще не был готов к тому, что бы просто уйти от этого создания, а к тому, что бы обнаружить ее труп – он не был готов и подавно. Но тут он заметил краем глаза движение за деревьями. Джон остановился и повернулся к тому месту.
Отведи ее в лагерь Рик. Я посмотрю, вдруг кто-то в беде. Веди ее в лагерь. И не спорь со мной. Она моя жена, и я не хочу, что бы она умерла. Если с ней что-то случиться, я выпотрошу тебя, не смотря на то, что ты ее брат. – Голос бастарда бастарда был спокойным, а его глаза смотрели за те деревья. Что там? Кто там? Джон ринулся туда, он знал, что Рик и Иггрит не послушают его, и пойдут вслед за ним, поэтому он должен был быстрее посмотреть, что происходит там.
Выбежав, Джон увидел что-то странное. Белую кожу, и меч такой, какой он никогда еще не видел. Бастард застыл от изумления. И…. иной…. Пронеслась мысль. Манс стоял на против чудовища и смотрел прямо в глаза ему. Джон посмотрел на лицо короля, оно было спокойным, но в нем виделось отчаяние. Джону показалось, что Манс смотрел в глаза смерти. И эта смерть заносила свой меч над Мансом. Джон побежал сзади на это чудовище, но вышел чуть правее его, после чего он прыгнул левее целясь в Манса, он схватил одичалого и немного пролетев упал на него. Меч прошел в сантиметрах 30 от них, удар был не сильным, но заставил подняться снег после него. Джон резко поднялся и налетел на Иного толкнув того ногой в грудь. Иной лишь улыбнулся и чуть пошатнулся. После чего нанес удар по лицу Сноу тыльной стороной руки. Бастард не смог устоять и сделал 2 шага назад. Что за?! Следом от Иного последовали удары его меча, Сноу еле успевал уворачиваться от них, он успел достать свой клинок, что бы мог и отражать, но не помогло ему это. Иной совершил рубящий удар сверху, Джон принял его и отвел меч иного в сторону, как по учебнику, но иной лишь ударил набегающего Джона ногой в грудь. Бастард упал на землю, его удивлению не было описания. Иной смотрел на бастарда как на человека, который взял меч первый раз в руки, Иной владел клинком на несколько уровней выше, чем бастард. Да и если он мог убить его, то Джон лишь обездвижить на секунды две. Сноу взглянул наверх, и на него сного полетел удар клинка, от которого он увернулся, перекатившись вправо. Сноу встал и выставил перед собой меч. Он решил не ждать, пока Иной будет атаковать , он решил самому напасть на него. Джон побежал на чудовище и стал наносить рубящие удары, Иной отражал их. Бастард еще никогда не видел никого, кто двигался бы так легко, как будто зная, что Джон не сможет ничего сделать ему. Джон нанес рубящий удар сверху в низ, взявшись за меч двумя руками, его противник легко ушел вправо, и после нанес удар коленом по животу Сноу, после чего начал замахиваться мечом целясь прямо по шее Сноу, ему хорошо был знаком этот прием, поэтому труда выбраться из него ему не составило. Он быстро оттолкнулся от корпуса Иного и сделав несколько шагов назад встал. Иной посмотрел на него своими голубыми глазами, всматриваясь в его глаза. Что здесь происходит? Он так хорошо двигается, он так хорошо понимает стратегию… Как… живой… Более того, он сам лично меняет ее… Когда ему захочется… Да кто они… Эти иные… Джон был ошарашен. Он давно не сражался на мечах с такими соперниками. Тем временем, иной пошел в очередную атаку на Джона. Он ударил мечом так, как будто хотел, что бы Джон специально поймал его атаку, что и сделал наш бастард. Он вновь отвел его меч, и попытавшись нанести удар кулаком по лицу этого существа столкнулся с проблемой, рука Иного сжала свои пальцы на руке Сноу. И повела Джона на себя, после чего и вовсе кинув его в снег. Затем, нанес рубящий удар, который задел левую руку Джона. Джон упал в снег. Его рука не была серьезно повреждена, но этого было достаточно, что бы просто еще сильнее замедлить удары Джона. Но, сам того не зная, иной сделал подарок бастарду, он выкинул его к палке которая еще тлела. Может получиться кинуть ее ему в глаз? Джон схватил палку и ринулся в новую атаку. Он нанес удар таким образом, что бы он и Иной посмотрели друг другу в глаза, тогда бастард решил и использовать свой козырь. Лови! Он кинул палку левой рукой целясь в глаз Иному, тот ,на удивление, быстро отвел меч бастарда в сторону и ушел в низ. Палка пролетела, прямо на ним Что?! НЕТ! Нога Cноу по инерции пошла в перед и нанесла сильный удар по лицу Иного, от которого он упал на спину. Джон, увидев это, размахнулся рубящим ударом, Иной ушел от него, но потерял свой меч и остался безоружным. Это мой шанс. Теперь мой черед вести. Джон посмотрел из под своих волос, прямо на Иного и направился к нему, держа меч чуть правее себя, после чего он нанес сильный удар по Иному, Иной увернулся от него лишь чуть-чуть отклонившись в сторону, Джон изменил направления движения меча и нанес удар в руку Иному. На удивление Сноу рука отвалилась. Иной раздал какой-то звук похожий на вопль. После чего своей оставшейся рукой оттолкнул Сноу. Иной ринулся к своему мечу, бастард знал это, поэтому встав на ноги, он быстрым шагом направился наперерез. Но иной был быстрее, он схватил меч и успел подставить его под идущий рубящий удар, более того он увел удар в сторону и нанес удар головой в грудь бастарда. После чего направил меч, вперед целясь в сердце Сноу. Джон еле успел увернуться, меч скользнул по его груди, оставив порез не глубокий, но очень сильно кровоточащий. Иной резко согнул руку в локте и нанес удар в грудь Cноу, от которого бастард вновь упал на спину, Иной перевел движение меча на Джона. Тут уже ему было не спастись. Перед глазами Сноу пролетела все его жизнь. Он вновь вспомнил об Иггрит, которую он больше никогда не увидит. Он успел посмотреть на Манса, который был полон удивления. Джон сглотнул слюну, наверно последний раз в своей жизни, это был конец для Джона. Это был конец Джона Сноу. В последний момент, огромная бела тень сбила Иного с ног. Призрак! Раздался радостный крик Сноу. Призрак отскочил в сторону от Иного оскалившись в свой звериной улыбке. Бастард взял меч еще крепче. Он вновь ринулся на своего противника, пока тот находился на земле. Он не сильно размахнулся, Иной откатился к Призраку, в жилах Cноу как будто закипала кровь, которая давала ему новые силы. Рана на груди кровоточила, но Сноу должен был выжить, у него не было выбора. Он понимал, что это будет последняя атака, которую он может позволить себе. Иной быстро встал и Джон со своим противником вновь сошлись в танце смерти. Иной нанес рубящий удар сверху вниз по Джону, Сноу ударил иного в живот коленом, на его удивление удар прошел, и иной кашлянул какой-то синей жидкостью. Бастард нацелился на голову Иного, и иной ушел из под нее так же как и Сноу, оттолкнувшись, но в отличии от Иного, бастард лихо ринулся в последний удар, нацелившись в сердце, Иной не ожидал ее, бастард вытянул руку в полную ее длину. После чего сердце иного было поражено. Он застыл в подобной позе. И тут случилось то, чего не ожидал Сноу. Иной обмяк и его рука повисла. Он упал на колени, что позволило Джону повалить его на спину и вонзить меч еще глубже. Джон упал на колени перед телом врага. Он не мог больше стоять. У него не было сил. Рана мешала ему вздохнуть полной грудью. К бастарду подбежал Призрак, которого Джон обнял сразу же. Призрак спас ему жизнь уже не первый раз. Все было окончено. Бастард посмотрел на Манса, тяжело дыша прерывистым дыханием. Он не мог ничего сказать. Ворона спасла короля…. Ирония, да и только, верно да? Сноу держался на коленях по большей части только благодаря Призраку, на которого он оперался одной рукой. Джон перевел взгляд на Иного и заметил то, что он никогда не видел. Иной стал таять от сердца. Как снег. Джон посмотрел на место, где была отрублена рука, оно было покрыто льдом. Как будто шел процесс заживления. Но от места удара и вверх. Он вновь перевел взгляд на то место куда был нанесен решающий удар. Вокруг него была уже большая дырка. Было ощущение, что меч стоял просто в земле. После чего буквально за мгновение все тело Иного превратилось на мгновение в воду и в конечном итоге растеклось по снегу. Джон непонимающе взглянул на Манса. В глазах Сноу было ясно написано: Что это было?


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Mance Rayder
You win or you die
avatar

Возраст : 39 лет
Религия : Старые боги
Спасибо : 85
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пт 17 Май - 21:50

17
Говорят, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами, но Мансу так не показалось. Все, что он видел – это синие глаза иного, а все, что чувствовал – пронизывающий насквозь холод. Мальчишка-одичалый, которого иной только что пронзил мечом все еще был жив. Иной это чувствовал, потому как его меч вновь вошел в плоть мальчишки, на этот раз лишив того жизни. Это на мгновение задержало иного, позволив Мансу встать на ноги. Но это все равно не спасало Королоя-за-Стеной. Иные быстрее и проворнее любого человека, и попытайся Манс побежать, иной бы тут же вонзил меч ему в спину. Поэтому Манс решил встретить смерть, как подобает достойному лидеру, лицом к лицу с врагом.
Иной занес свой меч над Мансом. Одичалый не собирался уворачиваться от удара, приняв свою свою гибель, как что-то неизбежное, но вдруг кто-то навалился на него сзади, тем самым повалив Манса в снег. Этот кто-то тут же поднялся, вступив в неравный бой с ходоком. Оказавшись в снегу рядом с трупом только что убитого юнца, Манс подумал, что вслед за ним сейчас последует еще один глупый одичалый мальчишка, пытающийся спасти Короля-за-Стеной. Какого же было удивление Манса, когда он увидел того, кто только что спас его жизнь.
Джон Сноу пусть и с трудом, но отражал удары иного. Один, за ним еще и еще. Возможности напасть у Джона Сноу не было. Манс, решив не терять времени, подполз к все еще теплому телу мертвого одичалого.
-Прости сынок, - произнес Манс, вытаскивая из рук одичалого меч. После Манс аккуратно обшарил карманы мальчишки в поисках огнива, но к своему сожалению так ничего и не нашел. Обернувшись, Манс увидел, как Джон, наконец, завладел некоторой и инициативой в битве с белым ходоком. Но тут же стало ясно, что это был хитрый ход иного, так как алая кровь Джона брызнула на снег, который тут же жадно впитал ее. Но Джон не упал. Манс тут же поднялся на ноги, желая помочь бастарду в этой неравной схватке, как вдруг белый лютоволк вгрызся в ногу иного. Пару десятков секунд спустя меч вороны оказался в груди иного. К удивлению Манса иной не продолжил бой. Он, как любой человек в такой ситуации, обмяк и упал в снег. Манс перевел взгляд на Джона. Тот был ранен, однако, вместо криков о помощи, в глазах бастарда читалось лишь удивление. Не дожидаясь пока тот, что-нибудь скажет, Манс подбежал к нему:
- Молодец, ворона, - улыбаясь, произнес Манс. – Хотя отныне не стоит тебя так называть, - сказав это, Манс мельком осмотрел раны Джона. – С этим жить будешь, если вовремя тебя подлечим, так что , - Манс подставил свое плечо, чтобы Джон смог опереться на него. – Возвращаемся в лагерь и убираемся отсюда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пт 24 Май - 6:02

18
- Если… - медленно говорил Рик, помогая Игритт подняться на ноги, - твоя ворона, - он прислонил ее спиной к ближайшему дереву, чтобы не упала, и схватил за подбородок, - еще раз, - грубо подняв его, Рик пристально рассмотрел следы на шее сестры, что грозили превратиться в большие синяки, но ничего серьезнее он не увидел, а потому ему стало немного легче, - попробует мне приказывать, - теперь он схватил Игритт за щеки, обращая ее взор на себя, чтобы удостовериться, что она в себе, - я вырву из его клюва его поганый язык!
- А потом, - Игритт прищурилась, до сих пор восстанавливая дыхание, - я вырву твой.
Рик, как ей всегда казалось, был умным парнем, а сейчас не мог отличить заботу от жажды власти. Впрочем, он наверняка понимал, что слова Джона Сноу были только ради здоровья той, чья жизнь была ему дорога, и только. Однако какими бы ни были мотивы Джона, среди вольных ненависти и недоверия к нему было куда больше, чем попыток понять. Рик не мог увидеть в Джоне человека. Такого, как они. Или не хотел видеть. В любом случае Игритт надеялась, что осознание этого лишь вопрос времени, а пока защищала Сноу всеми силами. В конце концов, кто, если не она? И, если придется, она встанет на сторону вороны против Рика, не смотря на то, что он был ее односельчанином и другом детства. Джон заслуживал шанса стать свободным, а все, кто считал иначе, были либо глупцами, либо эгоистами.
- Идти можешь? – сменив злость на милость, Рик стряхнул с ее шубы снег, Игритт в ответ положительно кивнула головой.
Ступая медленно, озираясь по сторонам, Длинное копье шагал по следам Джона Сноу, Игритт шла след в след за ним. Рик то и дело оборачивался, чтобы проверить, не упала ли та нечаянно в сугроб. Ноги Игритт заплетались, голова кружилась, а в глазах то и дело темнело. Лицо того старика-упыря, что чуть ее не задушил, еще долго будет тревожить ее сны… Даже сейчас, когда все закончилось, Игритт видела его, закрывая глаза. Видела синеву глаз. Слышала, как шипит, погасая, факел в его пасти…
- Помогите нам, боги… - прорычал под нос Рик и ускорил шаг, заслышав звон мечей.
Игритт изо всех сил старалась поспевать за ним. Сжимающий в руках топор Рик выскочил из пролеска, когда уже все закончилось. Меч Джона Сноу был воткнут в снег посреди мокрого пятна, где только что не больше пяти секунд назад Рик точно видел чье-то тело. Меж его бровей появилась морщинка сомнения и недопонимания происходящего.
Посреди трупов людей и упырей стоял Манс и Джон рядом с ним, стоя на коленях на снегу. Живые. Но не невредимые, судя по окровавленной груди последнего. Рик кивнул им, сжав губы, радуясь, что все обошлось. Но вышедшая из-за деревьев Игритт не разделила его радость и коротко вскрикнула, увидев кровь Джона, что украшала белый снег под его ногами и запачкала бок суетившегося вокруг него Призрака.
- Джон Сноу, - как-то жалобно простонала она, подбежав к нему и упав перед ним на колени.
Ее пальцы сами потянулись к его груди, будто обладали каким-то даром целительства, но она отдернула их, так и не коснувшись – сейчас она не могла ему помочь. Следовало сперва вернуться в лагерь.
- Не умирай, - все также слабо, с нотками мольбы в голосе протянула она, нырнув головой под одну из его рук. – Держись за меня, Джон… Держись, - и поднялась вместе с ним на ноги, принимая на себя вес его тела, помогая опереться на плечо Манса свободной рукой. – Ты только живи… - и, сжав рукоять его меча в виде головы белого волка, вынула его из снега.
Когда они зашагали в сторону костра одичалых, Рик с третьего удара перерубил шею одного из мертвых разведчиков, предварительно забрав его оружие, и теперь подошел ко второму, чтобы повторить сделанное. Конечно, трупы следовало сжечь, но на это не было времени. Поднимая оружие на соплеменника, пусть даже мертвого, у Длинного Копья сжималось сердце, но это было необходимо – быть может, подходя к лагерю, ты получишь от одного из них метательный топорик между лопаток… Безголовых упырей Рик не видел, а потому без сомнений и жалости с размаху вонзил свой топор в затылок второго мертвого разведчика, забрызгав снег вокруг кровью.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 10 Июн - 15:16

19
В детстве матушка рассказывала будущему Костяному лорду, который в то время назывался Скелет из-за своей тщедушности, о забавах застенных лордов. Будто бы их матери нанимают (вот странное слово для вольных людей!) шутов, потешающих маленьких капризных детей южан куклами на веревочках и называют это «кукольным театром». Это вызывало презрение к неженкам лордам, но в то же время жгучее любопытство. Что такое «куклы» и как они выглядят?
Знал бы маленький Скелет, что некогда он выйдет на бой с такими куклами, вот только головы их будут набиты не трухой, а гниющим мясом.
Отбиваясь от осаждавших его упырей, Костяной лорд отступал назад, стараясь поскорее добраться до лагеря. По одиночке маленький отряд быстро погибнет, пополнив ряды оживших мертвецов, а вот кучей они смогут куда как дороже продать свои жизни. На удивление упыри словно потеряли внутренний запал к убийству, если он у них вообще был. Равнодушно рассматривая Рубаху своими ослепляюще синими глазами, они медленно надвигались на отчаянно дерущихся за свои жизни одичалых, заваливаясь в снег от любого мало-мальски удачного удара палицей.
- Выжидаете чего, а?! Твари! – не в силах терпеть накопившееся напряжение, мужчина проорал эти слова в ночное небо и что было силы ударил ближайшего мертвеца. При жизни это несомненно было женщиной, но это осталось в далеком прошлом, судя по тому, что даже в лютые морозы ее тело полуистлело, кожа свисала клочьями и только некая изящность фигуры напоминала о прежней принадлежности к прекрасному полу. Труп рухнул в снег, отозвавшийся морозным хрустом, подобно тряпичной кукле и остался лежать без движения. Не доверяя собственным глазам, Рубаха ткнул в тело кончиком сапога, проверяя на признаки жизни, но упырь не пошевелился.
Оглянувшись по сторонам, Костяной лорд заставал всюду одну и ту же картину: упыри падали в снег, как лишившиеся хозяина марионетки, а напуганные и раззадоренные боем одичалые кидались на них с гиканьем и воплями, круша мертвые черепа палицами и мечами. Было так светло, будто уже наступил рассвет, хотя до него было еще несколько часов. Начался мелкий снежок, тут же припорошивший тела упырей и одичалых, погибших в этом бою. Поодаль группка уцелевших сбилась в кучку и что-то шумно обсуждала. До Рубахи донесся голос Игритт, возбужденно выкрикивающей в морозный воздух.
Среди всех чувств и желаний, которые сейчас бушевали в груди Костяного лорда, одно было самым крепким и четким:
- Убраться отсюда поскорее.
Что-то подсказывало мужчине, что этим битва не ограничится. Память услужливо подсказывала, что признак присутствия Иных, именно массового, не только лютый мороз, но и снегопад.
Опираясь на остатки копья, как на палицу, Рубаха доковылял до своих, обступивших Манса, Игритт и Ворону. За ним подтянулись те несколько человек, что, как и он, отказались оторванными от отряда.
Все возбужденно обсуждали что-то, радостно посмеиваясь и стараясь время от времени похлопать Сноу по плечу, будто он был им братом. Лорд только радостно выдохнул, завидев Короля-за-стеной живым и невредимым. Пока жив король, жива надежда.
- Что здесь произошло?
Вот уж, даже и не подозревал, что у меня такой хриплый голос, как у столетнего старика!
Круг одичалых услужливо разомкнулся, пропуская Рубаху, а одна из женщин молча указала ему на правую ногу, где виднелась рваная рана.
- Ну надо же… - изумился Лорд, проведя рукой вдоль раны. Очевидно, один из упырей был не таким уж дохлым, раз умудрился зацепить его своей старой железякой. Что было хорошо в схватке со страшным врагом, так это то, что он был неуклюж. Ранение казалось не страшным и совершенно не беспокоило (пока что) Рубаху.
- Он, - одна из копьеносиц лаконично ткнула копьем в сторону Вороны, повисшего на причитающей Игритт, - спас Короля-за-стеной от ледяного человека.
Цепкий взгляд Лорда стал колючим, как ощетинившийся еж, когда перескочил с Совы на Джона Сноу. Маленький хилый предатель совершил геройство или просто растерялся и, не разобравшись в удачной ситуации, убил одного из упырей?
- Упыри не из льда. Это мертвая плоть, - все так же хрипло проговорил мужчина, продолжая буравить Сноу взглядом.
- И без тебя знаю, Костяной лорд, - насмешливо пропела Сова, поправляя кинжал на поясе. Снег запорошил ее одежду, притрусил радостно поблескивающими в свете звезд снежинками ресницы и брови, верхушку мехового капюшона парки.
- Он убил не упыря, - молчавшая доселе Вель подала голос в общем хоре, - Джон Сноу выиграл бой с Ледяным ходоком, превратив его своим мечом в талую воду.
Только на секунду взгляд Рубахи соскользнул с Джона на Вель, вернувшись на лицо Вороны в тот самый миг, когда вновь было названо имя врага человечества. Сноу выглядел жалко, вися кулем на своей жене одичалой, но сейчас Лорд отдавал себе отчет, что смотрит на парня с предубеждением. Их вышло около двадцати в эту глупую рисковую вылазку, а осталось менее половины. Каждый человек на счету, даже перебежчик, которому не доверил бы и бывшую жену.
- Джон Сноу, - кажется, это был первый раз, когда Костяной лорд обратился к Вороне по имени и в его тоне не было издевки, но даже в хрипоте голоса таилось напряжение общей ситуацией, - идти сможешь? Если нет, мы понесем тебя. Одичалые не бросают своих братьев на смерть.
Наступившая внезапно тишина пугала после шума битвы. Она просто таки давила на уши, заставляя шевелиться кожу на теле. Снежинки стали крупнее и все чаще мелькали перед глазами.
- Снег припустил. Надо уходить отсюда, Манс.
Упыри лежали вокруг живых, не шевелясь; снег тихо падал, скрывая следы боя; ветер пропал, а кора деревьев слегка потрескивала под напором мороза. Им следовало бы сжечь мертвецов и убитых этой ночью, но стоило ли тратить время? Решать Мансу, но Лорд чуял опасность, как чует нору лисы собака. Быть может, сюда была примешана паника от первой встречи не с одиночкой, а с армией упырей, но Рубаха никак не мог отделаться от ощущения, что битва еще не окончена.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Jon Snow
You win or you die
avatar

Возраст : 16
Религия : Старые Боги
Спасибо : 175
Титул/звание : Брат Ночного Дозора
Дом : Ночной Дозор
Местоположение : Черный замок
Night's Watch

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Ср 12 Июн - 1:32

20
Сноу ждал объяснений от Манса, но их не произошло. Как такое возможно? Почему он... растаял? Джон Сноу хотел ответов, и не много, и не мало одновременно, но откуда он бы их взял? Взгляд Манса прямо говорил Джону, что и он не знает об этом, а возможно... Просто не то время сейчас. Бастард еще раз взглянул на место, где он убил иного, к тому моменту место уже успело покрыться ледяной коркой. Мысли путались, но не только от того, что произошло мгновением раньше, а еще и от кровоточащей раны, проблема была в том, что Джону было тяжело дышать. Каждый его вздох проходил через огромную боль, и количество воздуха, которое попадало в легкие, было не таким уж и большим. Одна радовало, Игритт не увидит его таким.
Джон Сноу
Услышал бастард и сразу повернул голову по направлению звука. Игритт?! Почему ты?! Ярость нахлынула на Джона, но она отступила почти сразу же, со следующим тяжелым вздохом. Хотя бы, она жива... и рядом. Сейчас, Сноу больше всего хотел прикоснуться своей рукой к щеке Игритт. Такие раны могут стать смертельными, если их не обработать очень быстро. Его отец рассказывал Роббу и ему о разных ранах, и о их последствиях. Но, никогда Джон не получал таких серьезных ран, быть может это первая самая серьезная рана Джона. Он попытался встать, опираясь на Манса и Игритт, старался передвигать ногами, но это были огромные усилия. Ноги не слушались, ему было тяжело передвигаться, но он старался не подавать виду. Он только перед Мансом поднялся с "вороны" до "одичалого", не хватало еще, что бы Джон вновь подал признак слабости. Он перевел взгляд на Рика идущего рядом.
Рик... произнес бастард и прервался на то, что бы вновь набрать воздуха Я... Я сказал тебе увести ее... он вновь прервался на вздох отвести ее в лагерь... Почему ты не слушал меня? Она моя жена... Почему ты ослушался? говорил Сноу на выдохах и тихо, это была единственная возможность говорить. Спасибо... Тебе... за... Игритт. Добавил бастард. Перед его глазами плыло все. Он еле сдерживался, что бы ни потерять сознание. Они подошли уже к лагерю, и он не успел и глазом моргнуть, как их обошли со всех сторон. Джон только и слышал насмешки.
Их в дозоре учат только против чучел драться! А как дело до упырей дошло, так он не может даже меч держать!
Небось, Рик или Манс спасли ворону! А лучше бы оставили умирать!
Джон давно перестал слушать их, и заниматься разъяснениям ему сейчас вообще не хотелось. То, чего сейчас хотел Сноу, было и близко и далеко. Игритт была рядом, но если бы Джон до коснулся до нее, то Рик в момент вырвал бы его руку. Игритт рассказывала о том мальчишке, который хотел украсть Игритт, и о его сломанной руке. Иногда ночами, когда Джон не мог заснуть, они лежали рядом и рассказывали друг другу что-то о себе. Смех Игритт заставлял улыбнуться бастарда, а когда она еще и похрюкивала, он даже смеялся так, что очень часто к ним заглядывал кто-то из одичалых с фразами: Заткнитесь, а не то разбудите весь лагерь. Джон лишь смеялся в ответ, это были моменты счастья для бастарда.
Джон Сноу - раздался голос Рубахи, который вышел из толпы. Первый раз, он назвал его по имени, а не окликнул: вороной. Чего-то ты добился, Джон Сноу.
Могу... Промычал бастард, и убрав руку с плеча Манса встал на ноги, а убрав руку с плеча Игритт, которая вцепилась в нее словно в кусок хлеба, попытался сделать шаг, но он слишком самонадеянно это сделал. Бастард упал сразу же как только наступил на свою правую ногу. Лицом в снег. Быстро подбежавший Призрак помог подняться ему вновь, но теперь Сноу точно понимал, что дальше ему не пройти и шага. Я... Я не смогу... Произнес Джон и повернул голову не к Рубахе, а к Иггрит. В голове пролетела мысль Прости... не о таком муже ты мечтала. Джон не успел опомниться, как одичалые уже поднесли носилки сделанные из веток и связанные между собой. Они уложили Джона как ребенка на них. Призрак лишь оскалился.
Нет Призрак... Все в порядке... Спасибо тебе... Джон провел рукой по голове лютоволка. И вам, Манс. Джон перевел взгляд на Манса, но кое кто заслуживал большего... И тебе спасибо, Игритт Он посмотрел на Игритт, но сил даже на то, что бы просто протянуть руку не осталось. Глаза бастарда медленно закрывались.


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Ygritte
Поцелованная огнем
avatar

Возраст : 19
Религия : Старые Боги
Спасибо : 47
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : Одичалые
Местоположение : земли за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Пн 1 Июл - 4:44

21
- Коготь! Мать твоя Иная! Жопой шевели! - прокричала Игритт и со всей дури пнула стоящего к ней спиной Когтя под зад.
А нечего было мешаться под ногами! Ближе к кострам одичалых в снегу уже были протоптаны тропинки, Джон Сноу едва переставлял ноги, опираясь на Игритт и Манса. А Коготь - редкий идиот, пусть и хороший воин - каким-то чудом выжил в бойне и, стоя посреди тропинки, не давал им пройти.
- Что?! - взвизгнул тот, отлетев в сторону и угодив в сугроб почти по пояс. - Их в дозоре учат только против чучел драться! А как дело до упырей дошло, так он не может даже меч держать!
- Пасть закрой, кусок идиота! - рычала в ответ Игритт. - Джон Сноу убил Иного и спас Манса!
Об этом ей поведал сам Король-за-Стеной, пока они добирались к остальным. Вряд ли Коготь поверил бы Игритт, если не положительный кивок Рика, что размеренным шагом шел чуть поодаль. Выражение лица Когтя изменилось, он замер, непонимающе разглядывая окружающих, а тем временем Джон с остальными прошел мимо.
- Что вылупилась?! - рявкнула Игритт в сторону Белой Совы. - Неси мешок с тавью*! - Тика только округлила глаза. - Быстро!! - и Сова, не проронив ни слова, ринулась в сторону оставшейся целой клади.
Игритт пришлось еще дюжину раз повторить все то, что рассказал ей Манс, чтобы им дали спокойно пройти к огню. Одичалые, еще возбужденные и агрессивные после боя, отказывались ей верить, но  соглашались, увидев положительные кивки Манса и Рика.
- Он, - Тика Белая Сова указала древком своего копья на Джона, - спас Короля-за-Стеной от ледяного человека, - повторила она вместо Игритт и швырнула ей принесенный мешочек.
Тавь была редкой гадостью на вкус. Высыпав на руку пригоршню хвои из мешка, Игритт набила ими рот и принялась интенсивно пережевывать, едва сдерживая подкатывающие слезы от вкуса и резкого хвойного запаха.
Она отрицательно закивала головой, когда Джон Сноу убрал руку с плеча Манса и сделал шаг вперед, незамедлительно упав лицом в снег, Игритт тут же опустилась на колени рядом.
- Сам-то, - с набитым ртом она осуждающе кивнула в сторону Костяного лорда, - идти сможешь? – и указала взглядом на раненую ногу.
Игритт помогла подошедшим одичалым переложить Джона на связанные веревками большие ветви хвойных деревьев. Рядом на такие же сани переложили Пайпа, взвывающего от боли. Бордовая капающая на снег кровь парня оставила вокруг несколько темных луж. Игритт отдала мешок с тавью суетящейся вокруг него Хайле. Было очевидно, что Пайп не дотянет до полудня… Только будет лишним грузом,  привлекающим хищников запахом свежей крови… Но пока был хоть единственный шанс, что тот выживет, бросить его одичалые не могли. Хайла, напоив его крепкой брагой, приняла у Игритт тавь и отдала ей мех с напитком.
- Мгм, - не преставая жевать, поблагодарила она ее. – Кыш, Призрак, кыш… - и отпихнула того в сторону, чтобы склониться над лицом Джона.
- Спасибо, Игритт, - услышала она от него слабый голос, и ей пришлось, наконец, выплюнуть тавь на ладонь.
- Молчи, дурачок, – Игритт поднесла к его губам откупоренное горлышко меха. – Пей, Джон Сноу. Береги силы, они тебе пригодятся, - молвила она строго, указательно и, поднимая сосуд, заставила сделать его несколько больших глотков. – Закрывай глаза, - отложив мех в сторону, уже ласково произнесла Игритт и прижала свои губы к его лбу. – Спи, Джон Сноу… Спи… - и подарила себе минуту бездействия, чуть отстранившись от него, разглядывая его черты лица, теребя пальцами его волосы на виске.
Он был жив. Ее маленький глупый волчонок. Был жив, как и она, и Манс, и Рик. И Игритт не знала, чему радоваться сильнее: тому, что они были живы или тому, что Джону представился шанс доказать свою верность вольным людям. Она бы сказала ему сейчас, что все будет хорошо, но молчала, не будучи в этом уверенной. Джон был ранен, половина из отряда перебиты, а выжившие были далеко от остального войска, чертовски далеко…
Впрочем, что не ждало бы их впереди – горе или счастье – сейчас им следовало уходить, и сделать это нужно было немедленно. Игритт отогнула вспоротые клинком Иного одежды Джона Сноу и без страха и сомнения разглядела его рану. Дело было плохо, но, если не будет заражения, его жизнь была вне опасности. Это ободрило Игритт, она сжала в кулачке пережеванную хвою, разминая ее, а после осторожно, бережно замазала ею рану, укрыла Джона его же черным вороньим плащом, подбив шкуру под плечи ноги, и только тогда позволила себе подняться на ноги.
Одичалые уже свернули оставшиеся целыми пожитки, собрали одежду и оружие с трупов, свернули все это в тюки и, наполняя морозный воздух тихим говором, собирались ближе друг к другу. Обернув веревку, что была привязана к ветвям, вокруг одной руки, Игритт потянула за собой связанные наспех носилки с лежащим на них Джоном, они нехотя поддались и, шурша снегом, поволоклись за ней. Вскоре к ней подошел Коготь и взялся за вторую, висящую рядом с первой веревку. Тянуть стало ощутимо легче, Игритт, едва поспевая за широкими шагами амбала Когтя, зашагала шустрее. Спустя десяток метров ее толкнул плечом Рик и отнял веревку, Игритт оставалось только отойти в сторону и посмотреть, как они прошли мимо. За ними, печально понурив большую тяжелую голову, семенил лютоволк, рыжая, потеребив Призрака за загривок, присоединилась к нему.

*Тавь – растущее в северных землях невысокое хвойное дерево,
его сок обладает антисептическими свойствами.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Rattleshirt
You win or you die
avatar

Возраст : 37 лет
Религия : Старые Боги
Спасибо : 30
Титул/звание : Роль свободна. Для ее бронирования отпишитесь в Гостевой форума
Дом : одичалый
Местоположение : за Стеной
the free folk

СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   Чт 11 Июл - 11:16

22
Тишина давила на уши так, будто была осязаемым предметом. Это действовало на нервы и ввергало в панику. Костяной лорд и ранее сталкивался с упырями во время своих вылазок в лес, но это были единичные встречи, но чтобы так… Пол сотни под руководством Иного…
А снег все падал и падал, мороз радостно потрескивал вокруг маленькой группки живых посреди живописной картины из беспорядочно разбросанных полуистлевших тел мертвецов.
Сова лично показала Рубахе то место, где умер Иной, едва его коснулся меч Джона Сноу. Маленькая лужица талой воды, прихваченной льдом, которую уже слегка припорошил снежок. Жалкая смерть, как для такого мифически сильного противника. Пока ворону перевязывали и «паковали» под руководством Игритт, Лорд взял в руки его меч. Отменная сталь, удобная рукоять, со столь любимыми и дорогими сердцу южан финтифлюшками. Несмотря на лишние украшения, казалось, что клинок поет, когда Рубаха рассекал им воздух, выполняя ложные выпады. Он один не принимал участия в общих сборах, размышляя о случившемся в стороне. Все та же Сова перевязала его рану, стянув края раны и туго перемотав ее.
Душу Рубахи переполняли сложные чувства. Вот уже сотни лет про Иных и их страшную армию не было слышно и слова, враг жил в сказках и мифах беззубых старух, развлекающих ребятню своими баснями перед сном. Сам Костяной лорд некогда с расширившимися от ужаса глазами слушал первую в своей жизни историю про Великого иного, высокого статного Ледяного ходока, чьи доспехи ослепляли своей белизной, а крепостью могли соперничать с валирийской сталью. Бабки, выжившие из ума, рассказывали, что Иные ненавидят все живое и стремятся подчинить себе тех, чья кровь горяча, превратив в послушного раба.
Неуязвимые, быстрые, жестокие воины, они всегда были сильнее своего живого недруга – человека. Каким же образом Иного удалось преодолеть хилому мальчонке толком не нюхавшим, как полагал одичалый, настоящий бой? Секрет в самом Джоне Сноу или в его мече?
Едва героя сегодняшней ночи положили на носилки, Рубаха вновь взял в руки Медвежий коготь, чтобы вновь осмотреть.
Отряд уже был собран и построен для продолжения пути, но не было никакой уверенности в том, что стоит продолжать путь. Манс отдавал приказ за приказом, следя за четкой координацией своих людей. В обычное время они бы заартачились, слыша такое количество приказов в свой адрес, но не сегодня. Благодаря слаженной работе одичалые быстро приготовились отступать, но маленькая передышка, подаренная им врагом, подошла к концу.
Это стало ясно в ту секунду, когда после очередного приказа Манса готовиться в выступлению, резко наступила тишина. Лес снова замер. С неба продолжал падать снег; густой и лопатый, он летел почти вертикально, укрывая своим белым покрывалом людей и вековые деревья. Холод… А он никуда и не отступал или я паранойю?
Стоя невдалеке от своих соплеменников, Рубаха настороженно озирался по сторонам, сжимая в правой руке меч бастарда лорда Старка. Мужчина вновь надел свой костяной доспех, как будто тот мог помочь ему в битве с Иными, на голове красовался череп великана, прикрывая верхней челюстью подбородок человека. Белые кости поблескивали на черной парке, припорошенной снежинками. Из глазниц черепа выглядывал настороженный взгляд. Костяной лорд хотел бы разнести проклятый лес в клочья, чтобы видеть вокруг равнину. Пусть тогда Иные попробуют вселить ужас в сердца самого храброго народа! Вновь ожидание, мучительное и режущее по нервам. Их испытывали? Запугивали?
Тишина. Снег. Холод.
Больше ничего. Рубаха сплюнул густой слюной, зачерпнул горсть снега и принялся жевать его, утоляя жажду и пытаясь протрезветь от своих собственных мыслей. Отряд уже тронулся, направляясь в ту сторону, с которой они пришли.
- Костяной лорд, выступаем, - Рубаха с трудом оторвал взгляд от леса, чтобы обернуться на говорившего. Двое сильно раненых, с десяток погибших, девятеро полузамерзших. Вот итог битвы с одним Иным и его куклами.
Уииииииииуууууу. Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш. Уииииииииииууууу.
Глаза Рубахи расширились от удивления, и он резко обернулся к густому лесу, где за плотно стоявшими стволами сосен нечто издавало легкие посвистывания и шорох. Возможно эти звуки в другой время не было бы даже слышно, не воцарись такая непривычная тишина.
Уииииииууу.
- Что это? – риторический вопрос Рубахи, заданный полушепотом, так и не получил ответа, как вдруг источник звуков появился сам по себе.
На кромке соединения леса с поляной, на которой совсем недавно произошло сражение с упырями, стали появляться небольшие существа размером с небольших собак. В начале их нельзя было даже рассмотреть толком. Казалось, что двигается снежный покров, но благодаря внезапно прекратившемуся снегопаду и полной луне, одичалые наконец смогли увидеть нового врага.
Под деревьями, смыкаясь в круг в цепочке по одному существу копошились белые пауки со слепяще голубыми глазами. Они то и дело пощелкивали жвалами, издавая те самые свистящие звуки, подминали под себя снег, шурша лапами. Хитиновый панцирь созданий слепил своей белизной, на которой беспорядочно были разбросаны светлые серые пятна разной величины. Паучьи лапы, вооруженные на концах острыми коготками, были покрыты белой шерсткой.
Создания не спешили нападать, все новые и новые их собратья прибывали к поляне, окружая людей. Выход оставался только один, и его пауки не трогали – со всех сторон кишели белые спинки в серых пятнах, только проход к Кулаку оставался чистым.
Манс отдал последний отчаянный приказ и одичалые побежали к тому единственному выходу, который у них еще оставался. Выходу, который загонял их в угол. Впереди была только Стена, за ними – полчища странных существ, спущенных на них Иными.
Прикрывая отряд со спины, Рубаха бежал последним, то и дело оглядываясь на пауков, но они не двигались до тех пор, пока люди не покинули поляну. Сразу после этого создание сомкнули круг, заполонив одной кишащей волосатыми лапами массой бывшее побоище. От одной мысли, что они поедают их товарищей, Костяного лорда охватывало бешенство, но еще в большую злость его ввергла одна догадка.
Иные играют с людьми, натравливая на них своих тварей. Люди – их добыча и не более. Быть может, сейчас они смеются своим скрежещущим смехом, загоняя, как лося, маленькую группку одичалых в руки вечного врага.


Внутри "ворона" куда красивее, чем снаружи.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: 10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка   

23
Вернуться к началу Перейти вниз
 

10.2. Кулак Первых Людей. Им это больше не пригодится. Манс-Налетчик, Джон Сноу, Игритт, Гремучая Рубашка

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Литературная ролевая игра Игры престолов :: 
 :: You Win Or You Die :: Стена и Земли за Стеной
-
Каталог ролевых игр, рейтинг ролок, полезности для админов и поиск ролей Quenta Noldolante
Code Geass Black&White LYL Маресмерон Ролевая игра по мушкетерам Borgia FrancophonieПетербург. В саду геральдических роз Франциск I Последние из Валуа - ролевая игра Троемирье: ветра свободы. Именем Короля - ролевая игра